ГБУЗ АО "АКПБ" | КЛИНИЧЕСКИЕ РАЗБОРЫ ИЗ НЕЗАВИСИМОГО ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА "Процесс" или "органика"?

ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:


ОТДЕЛЕНИЯ И СЛУЖБЫ:


РАЗНОЕ:


ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ:






КЛИНИЧЕСКИЕ РАЗБОРЫ ИЗ НЕЗАВИСИМОГО ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА

"Процесс" или "органика"?

Семинар ведет А. Ю. Магалиф (15 ноября 2001 г.) врач-докладчик М. Д. Сундеева

Вашему вниманию представляется больная М., 1946 г. рождения. Поступила в Московскую психиатрическую больницу № 3 им. В. А. Гиляровского 20 октября 2001 года. Переведена из Института им. Склифосовского с диагнозом "суицидальная реакция, суицидальная попытка".

Анамнез. Родилась в г. Мурманске в семье офицера-подводника. Имеет двух братьев, с которыми поддерживает отношения по телефону. Отец погиб в 1953 г. на подводной лодке, которая утонула после взрыва. Мать, со слов больной, во время беременности голодала, чуть не умерла во время родов. В детстве пациентка тяжело болела скарлатиной, дифтерией с трахеотомией. Общее развитие в раннем возрасте без особенностей. Была подвижной, общительной, большой фантазеркой. Росла в среде, где часто рассказывали страшные истории, мистические ужасы. Дружила в основном с мальчишками и рано начала проявлять к ним интерес. С детства думала о будущем женихе, видела его в деталях во сне. В детстве во сне часто летала. В школу пошла с семи лет, училась средне. Плохо давалась физика, так как не любила преподавателя, который делал ей замечания за увлечение мальчиками. Окончила семь классов и из-за материальных затруднений сразу устроилась работать няней в детский сад. Работая, окончила вечернюю школу и курсы медсестер-воспитателей. В 1987 году по материальным соображением перешла на завод по изготовлению телеэкранов. В 1995 году завод закрылся. Устроилась на рынок уборщицей и затем до 2000 года работала в разных местах. С 2000 года не работает. В 1997 году оформила пенсию по возрасту.

Замуж вышла в 19 лет и прожила с мужем 20 лет. В 1980 году развелась с ним из-за его пьянства. Имеет от него замужнюю дочь 36 лет и внука 13 лет. Дочь с семьей проживает отдельно. Взаимоотношения с дочерью неровные, часто бывают конфликты. Дочь говорит, что мать взрывная, распущенная и эгоистичная хулиганка, которая любит, чтобы все было так, как она сказала, постоянно пытается переложить свои проблемы на других. В последнее время часто давала в ссорах истерические реакции, билась головой о стену. После развода с мужем долго не было контактов с мужчинами, в связи с чем считала себя неудачницей. В 1984 году вступила в связь с женатым человеком.

Отношения продолжались около двух лет. После разрыва снизилось настроение: перестала следила за собой, ничего не делала, не выходила на улицу. Не видела выхода из создавшейся ситуации, жизнь казалась конченной, решила отравиться. Приготовила порошок из димедрола, гипотензивных таблеток, однако травиться не стала. Вскоре познакомилась с азербайджанцем и вышла за него замуж. Сразу появился интерес к жизни. Прожила со вторым мужем 13 лет, была счастлива. В марте 2001 года муж внезапно умер от пневмонии. Тяжело переживала его смерть, была подавлена, не ела, не спала, много курила, пила кофе ночами, плакала, просила мужа "забрать ее с собой", чувствовала безысходность, апатию к жизни, резко похудела, вновь возникли суицидальные мысли. Решила покончить с жизнью после того, как пройдет 40 дней со смерти мужа: "отдать ему должное". Рассказывая о том, как она отмечала сорок дней, сообщает мистические подробности: падали рюмки, гасли свечи и т.д. Придавала этому большое значение. До истечения сорока дней познакомилась на рынке с азербайджанцем, который моложе ее на тридцать лет. Временно зарегистрировала его у себя, вступила с ним в интимную связь. Со слов дочери намеревалась прописать его постоянно. Этот мужчина "вернул ее к жизни". Однако дочь возражала против их связи, упрекала мать в аморальном поведении. Больная сама, "от отчаяния", предложила любовнику прекратить связь. 18 октября произошел разрыв, любовник ушел, и опять началась депрессия: плакала, чувствовала свою ненужность, одиночество, апатию, появились суицидальные мысли. 19 октября, оставив предсмертные записки дочери и любовнику, выпила 18 таблеток сонапакса и 18 таблеток энапа. В состоянии оглушения была обнаружена племянницей, которую она незадолго до этого отправила в магазин. Племянница вызвала скорую помощь, и больную госпитализировали в Институт Склифосовского.

В 1989 году больная упала, ударилась затылком и получила сотрясение головного мозга. После этого в течение года испытывала резкие головные боли, лечилась у невропатолога. Страдает гипертонической болезнью, в 2000 году неоднократно госпитализировалась в терапевтические отделения.

С 1991 года стала говорить об НЛО, много читала на эту тему, смотрела телепередачи "Третий глаз". С этого же времени стала видеть яркие цветные сны, где летала как в детстве, видела жениха. Кроме того, видела в снах летающие тарелки, дирижабли, мужчин и женщин, которые обследовали ее с помощью аппаратов. В это время наяву стала видеть в окне своей комнаты яркие лучи, которые соотнесла со сновидениями и объясняла как знаки из космоса. Обнаружила на плите скол, напоминающий спиралевидный рисунок, и интерпретировала его как знак НЛО. По словам дочери это был обычный скол эмали. Однажды после вечерних болей в желудке (у больной язва двенадцатиперстной кишки, панкреатит, калькулезный холецистит) проснулась утром без болей, в особом состоянии легкости, прилива энергии. При этом обнаружила на животе розовую царапину, покрытую пленкой. Сразу поняла, что была во сне прооперированна инопланетянами лазером, и произошло излечение. Индуцировала своими идеями мужа. Все эти явления происходили около двух лет и закончились после лечения десятью сеансами у экстрасенса. Яркие сны прекратились, исчезло лучевое свечение. Однако знаки на плите и животе рассматривала как реально произошедшие с нею "чудеса в решете".

При поступлении ориентирована правильно, в контакт вступает охотно. Настроение снижено, при воспоминаниях о муже и любовнике плачет. Считает себя мягкой, доброжелательной, легко впадающей в отчаяние, неудачницей: "судьба бьет постоянно". Подробна и обстоятельна в деталях и датах событий. Рассказывает о знакомствах и событиях мистического характера, сопоставляя числа и содержание своих сновидений. Мышление образно-конкретное, с магическим оттенком. Уверена, что подверглась во сне операции инопланетянами, показывает так называемый шрам — полоску бывшей ссадины на животе около двух миллиметров. Говорит, что контактировала во сне с инопланетянами в течение двух лет. Уже давно все исчезло, снов не видит совсем, новые знаки не появляются. Называет все это "чудесами в решете".

В отделении на следующий день настроение улучшилось, спокойна, но несколько эйфорична. Заявила, что ей нравится в отделении, просит ее не выписывать, потому что здесь "как в санатории". Считает себя способной разобраться в мотивах поведения больных, рассказывает врачу об их поступках. Просит принять ее на работу, чтобы "помочь этим несчастным". О внуке и дочери не вспоминает. Занимается оформлением комнатных цветов в отделении. Попытку самоубийства называет глупостью. Надеется на то, что Бог вновь поможет ей обрести любовника.

Проведен курс дегидратации сернокислой магнезией внутримышечно, курс инъекций витаминов группы В и алоэ внутримышечно. Получает также ноотропил, глицин, циннаризин, галоперидол по 1,5 мг. 3 раза в день, амитриптилин и анафранил по 25 мг, азалептин — 50 мг. на ночь. Лечение переносит хорошо.

Консультация невропатолога: Д-3: "Посттравматическая энцефалопатия с дисциркуляторной симптоматикой, интеллектуальным снижением".

М-ЭХО ЭЭГ. Желудочки не расширены, признаков гидроцефалии не выявлено.

Компьютерная томография. Обнаружена атрофия коры головного мозга, смешанная гидроцефалия. Желудочки мозга расширены, симметричны, передний рог левого бокового желудочка — 15, правого —5. Щели расширены больше слева. Гидроцефалия вероятно посттравматического генеза, недоразвитие прозрачной перегородки.

Заключение психолога. Больная ориентирована в полном объеме. Активно вступает в беседу, многоречива. Рассказывает о себе с излишней детализацией. Чувство дистанции нарушено. Цензура ослаблена. Фон настроения повышен. Свое состояние оценивает как прекрасное. Критичность к результатам своей деятельности значительно снижена. Работоспособность неравномерная. Объем произвольного внимания в границах нормы. Отмечаются колебания его концентрации, нарушено распределение. Показатель непосредственного запоминания в границах нормы: 6, 7, 7, 8,10. Отсроченное воспроизведение — 6 слов. Опосредование существенно снижает продуктивность мнестической деятельности. Ассоциативный процесс протекает в медленном темпе с выраженными трудностями опосредования отвлеченных понятий. Образы в целом адекватны по смыслу, излишне детализированы, конкретны. Личностно опосредованная графика — "органическая". Мышление характеризуется вязкостью, обстоятельностью, конкретностью, тенденцией к фабулированию. Решения мыслительных задач доступно на простом уровне. При усложнении заданий доминирующим становится конкретно-ситуационное решение. Переносный смысл пословиц понимает, объясняет конкретно. Эмоционально-личностная сфера характеризуется демонстративно-эмоциональной неустойчивостью, импульсивностью, снижением цензуры и критичности, заинтересованностью сферы влечений, в частности, не резко выраженной алкогольной. Эгоцентрична. По результатам проективной диагностики выявляется повышенная эмотивность с тенденцией разбрасывания, оборонительная враждебность в сочетании с неразборчивой общительностью. Отмечается аутоагрессивная тенденция.

Таким образом, на первый план выступает снижение критичности, ослабление цензуры, заинтересованность сферы влечений, интеллектуальное снижение по органическому типу и нарушение сферы внимания у демонстративной, импульсивно-неустойчивой личности.

Вопросы к врачу-докладчику.


—  Непосредственной причиной поступления в психиатрическую больницу является суицид?
—  Да, который она реализовала.
— Почему больная выпила именно 18 таблеток?
—  Потому что две таблетки она выпила накануне и в упаковке осталось восемнадцать таблеток.


—  Какое у нее отношение к алкоголю?
—  На бытовом уровне. Она жила с азербайджанцем, он не пил, повода для злоупотреблений не было. Первый муж пил, она с ним развелась.

БЕСЕДА С БОЛЬНОЙ

Добрый день.
—  Здравствуйте.
—  Вы стесняетесь?
—  Немножко, конечно. Я перед такой аудиторией никогда не выступала.
—  Это все доктора. У нас расширенный консилиум. Сколько времени Вы здесь находитесь?
—  С двадцатого числа.
—  Значит, скоро месяц?
— Да.
—  Устали от больницы?
—  Соскучилась по дому очень.
—  Лучше Вам стало здесь?
—  Здесь окружение, больные. Я нашла с ними общий язык.
—  А была причина сюда ложиться?
—  Нет, не было.
—  Зря Вас сюда привезли?
—  Да, я считаю зря.
—  Вы считаете себя здоровой?
—  Может быть не совсем здоровой после того, что я сделала, но можно было бы полегче какое-то отделение. Но мне это отделение нравится. Я бы из него не ушла, если бы мне предложили. Мне и персонал нравится, очень хороший.
—  А вообще к врачу надо было обратиться?
— Наверное надо. Потому что я справиться видимо не смогла, и так это все и вылилось одно на одно.

—  Жалеете, что совершили попытку самоубийства?
—  Да, мне это сейчас все нелепо.
—  Когда Вы сюда приехали, то сразу поняли что это за больница?
—  Мне только сказали, что это третья больница, но если бы я знала, что это "Матросская Тишина ", то еще там не согласилась. По моему представлению было, что здесь одни сумасшедшие лежат. Но здесь очень интересные люди. Мне с ними было интересно общаться.
—  На какой день Вы поняли, что это психиатрическая больница?
—  Сразу утром.
—  Вы огорчились?
—  Немножко огорчилась.
—  Не требовали, чтобы Вас немедленно выписали?
—  Нет. Что же делать, раз привезли меня, значит надо лечиться.
— 
Вы согласились с тем, что нервная система стала совсем плохая?
— Да, конечно.
—  Сколько Вы пробыли в Институте Склифосовского?
—  Одну ночь.
—  Вам промывали желудок?
— Еще дома промывали, промывали там и еще на капельницах я лежала. Пузырьков семь мне влили.
—  Вы хорошо помните момент, когда выпили таблетки?
— Да, очень хорошо. Все хорошо помню.
—  Расскажите поподробнее. Помните этот день?
— Да, весь день помню.
—  Вы спали эту ночь?
—  Спала.
—  Хорошо спали?
— Не совсем хорошо.
—  Вставали?
—  Да, вставала курить.
—  Ходили по квартире?
—  Нет, я не хожу. Я схожу в туалет, покурю и снова ложусь.
—  А курите где?
—  В туалете.
—  Почему в туалете?
—  Я иду в туалет и беру с собой сигареты.
—  Привычка такая?
— Да.
—  Вы покурили и сразу легли спать?
— Да.
—  И сразу заснули?
—  Заснула.
—  Снотворное принимали?
—  Нет, я вообще никогда снотворное не принимала.
—  А откуда у Вас сона-пакс?
—  Когда я в январе лежала в больнице, ко мне приезжала скорая, врач сказала что мне нужно фе-назепам или тазепам попить. Я говорю: "Я не пью эти таблетки ". Врач мне говорит: "Знаете, они не очень хорошие. Лучше сонапакс себе выпишите ".
—  Вы его принимали?
—  Немножко. У меня были стрессы, когда муж умер.
—  Ночь была обычная?
—  Нет, ночь была необычная.
—  Чем же она была необычная?
—  У меня был любовник.
—  В эту ночь?
—  Да, с восемнадцатого на девятнадцатое.
—  Потом?
—  Я проводила его на работу.
—  Нормально проводили?
— Да, нормально. Мы решили с ним расстаться.
—  А накануне вечером Вы разговаривали на эту тему?
—  Разговаривали. Я еще раньше говорила, что бы он больше не приходил ко мне. Он все равно звонил, приходил.
—  Этот разговор длился уже несколько дней?
— Да. Даже недели две, наверное.
— 
Вы полностью пришли к решению с ним расстаться?
— Да.
—  Проводили его без слез?
—  Когда он ушел, я заплакала. Мне обидно стало.
—  Жалко себя?
—  Может быть и жалко себя как женщину.
—  А на кого Вы обиделись?
—  На себя.
—  А может быть на домашних, которые относились к Вашему роману не очень хорошо?
—  Нет, я ведь живу одна.
—  А дочь?
— Да, но она мне ничего не говорила по этому поводу.
—  Но, она же не приветствовала Вашу связь?
—  Это только последнее время. А так она говорила, что все нормально, все бывает.
—  Она с уважением отнеслась к Вашему чувству?
— Да.
—  Вы долго плакали?
— Минут 15 -20.
—  А потом что стали делать?
—  Потом покрасила волосы.
—  Специально?
— Да.
—  Вы уже решили покончить с собой?
—  Когда я его проводила, посмотрела в окно. Он обычно мне всегда махал рукой, когда я в окно смотрела. Здесь он пошел на остановку и не обернулся.
—  А Вам до этого приходило в голову, что если Вы с ним расстанетесь, то покончите с собой?
—  Я это вынашивала, когда муж умер.
—  Но ведь это давно было?
—  Нет, это было недавно, 21 марта, в этом году.
—  Ведь у Вас все складывалось хорошо?
—  Как хорошо, он же моложе меня.
—  Значит мысли о самоубийстве появились в последние дни, когда Вы ему сказали, что не будете с ним видеться?
—  Немножко раньше. Я могу обидеться даже на то, что человек уходит и не скажет мне "до свидания ".
—  Но не кончать же из-за этого с собой?
—  Все правильно. Но он мне сказал кое-что нехорошее, и если разрывать эти отношения, то не так.
—  Он Вам сказал что-то обидное?
—  Да, обидное, но я не буду говорить.
—  Когда он ушел, Вы покрасили волосы. Что еще делали?
—  Покрасила волосы, помылась, приготовила в гроб, что надо мне одеть, подкрасилась, одела рубашку шелковую.
—  Сколько времени на это ушло?
— Где-то до трех часов я все это делала.
—  Вы представляли себе, как Вас потом найдут?
— Да представляла.
—  В каком положении Вы будете?
—  Нет, в каком положении, не представляла, но у меня было все рассчитано.
— Написали какое-нибудь письмо?
—  Да, я написала три письма. Одно было еще раньше написано, в августе для дочери, для зятя и внука.
— 
Как им дальше жить?
—  Нет. Я написала, чтобы они не обижались на меня, просила прощение за все. Два письма написала в этот день. Одно
—  своей племяннице, Оксане. И написала ему. Чтобы он себя ни в чем не винил, виновата во всем я, так как я старше его.
—  Плакали, когда писали?
—  Немножко плакала, потом взяла себя в руки и хладнокровно потом все делала.
—  У Вас на это ушло около трех часов?
— Побольше. Я прибиралась заодно, чтобы было в квартире чисто.
—  Звонили кому-нибудь?
—  Нет, мне звонила подруга. Я сказала: "Татьяна, я тебе позвоню попозже ".
—  Зная, что уже никогда ей не позвоните?
— Да.
—  Вы заранее знали какой способ выберете?
— Да. Я бы не смогла себе порезать вены, как некоторые режут, не смогла бы броситься в воду.
—  А в окно?
—  Нет, ни в коем случае.
—  Почему?
—  Нет, не смогла бы я этого сделать.
—  Боязнь высоты?
—  Нет. Самое легкое это выпить таблетки.
—  Уснуть и уйти?
— Да.
—  Таблетки заранее подбирали?
—  У меня энап был от давления и сонапакс.
—  Откуда Вы знали, что нужны именно эти лекарства?
—  Если я выпью много таблеток от давления, значит давление у меня упадет, это естественно.
—  Сколько энапа Вы принимали в день?
—  Я им очень редко пользовалась.
—  Одной таблетки хватало?
— Хватало.
—  А других лекарств у Вас дома не было?
— Нош-па есть, церукал, но это все не то.
—  А почему бы Вам заранее не пойти в аптеку, купить большое количество лекарств, чтобы уже наверняка?
—  Мне казалось, что этого хватит.
—  Вы принимали это с алкоголем?
—  Нет, конечно. Я положила таблетки в бумажку, бутылочкой раздавила, налила кипяченой воды в чашечку немножко, все это размешала, попросила у Бога прощения.
—  Вы верующий человек?
—  Не так сильно верующий, чтобы каждый день ходить в церковь, но я верующая.
—  Вы знаете молитвы?
— Да, я все сказала. Я даже в записке написала.
—  Но, ведь это же великий грех?
— Я знаю, что это великий грех. Но, я сказала: "Такие причины, прости меня. Отец Небесный ".
—  Что значит прости? Ведь это пребывание в аду?
—  Ну что сделаешь, значит мне в аду нужно было быть.
—  Из-за того, что расстались с молодым человеком?
—  Нет, у меня одно на одно просто наложилось. Сначала муж умер, потом с работой у меня не все в порядке.
—  Значит из бумажки таблетки куда-то пересыпали?
—  В чашечку пересыпала аккуратненько.
— Рассыпали что-нибудь вокруг?
—  Нет, я очень аккуратный человек.
—  Затем?
— Все разболтала и выпила. Потом чашечку вымыла, ложку вымыла. Покурила еще три сигареты над ванной, чтобы не было пожара дома.
—  Что потом стали делать?
—  Постель была приготовлена у меня.
—  Чистая?
—  Да, чистая.
—  Легли туда?
—  Нет еще не легла. Тут вдруг входит племянница моя, открывает дверь.
—  А она должна была прийти?
—  Не должна была. Она открывает дверь, я говорю: "ОксаНа, как хорошо, что ты пришла, я с тобой хоть последнюю сигарету смогу искурить ". А записки у меня лежали уже на кухне на столе.
—  Она что-нибудь заметила?
—  Она говорит: "Почему, тетя Люда, Вы такая бледная? "
—  Сколько времени прошло между приемом таблеток и ее приходом?
—  Где-то час сорок.
— 
Была слабость, вялость, головокружение?
—  У меня сильное сердцебиение началось. У меня никогда не было сердцебиения. И пока она раздевалась, я упала.
—  Вы ей сказали, что приняли таблетки?
—  Нет, я ничего ей не сказала. Она по запискам только поняла.
—  Она вызвала скорую, и Вас увезли?
—  Нет, сначала меня промывали. Я очнулась, когда мне шланг ввели.
—  Как Вы себя чувствовали, когда очнулись, нормально воспринимали обстановку?
— Нет. У меня голова была нечистая.
—  Вы знали, что Вы дома?
— Да.
—  Вы знали, что Вы сделали?
— Да, я знала, что отравилась.
—  Не думали, что уже на том свете?
—  Нет, я не думала, что я на том свете, я и кошек своих видела.
—  Не было чувства сожаления или, наоборот, радости, что осталась жива?
—  Ни радости, ничего не было.
—  Апатия была?
— Да.
—  Когда Вы уже окончательно пришли в себя, было чувство сожаления, что не довели до конца все это?
—  Нет, я утром думаю: "Что же я сделала? ". Я же сделала только для своей дочери плохо. У нас никого из родни больше нет.
—  У Вас ведь еще внук есть?
—  Да.
—  Сколько ему?
— 14 лет.
—  Если бы Вы знали, что Ваша мама покончила с собой, Вам бы легко было жить?
—  Нет, наверное не легко. Но у меня мама очень сильная была.
—  Что же Вы такой груз вешали на свою дочку и внука?
— В записке я все написала.
—  А жить-то с этим как потом?
— Я теперь все поняла.
—  Вы сказали что все в жизни стало неважно: муж умер, с работой не так. Тем не менее Вы радовались жизни?
— Долгое время не радовалась. Только когда познакомилась с молодым человеком, меня снова моя квартира стала радовать. А так у меня все было в черном цвете.
—  Аппетит потеряли?
—  Когда муж умер, полтора месяца ничего не ела, только пила кофе и курила.
—  Тоска была, плакали?
— Да, обнимала его халат.
—  Вы с ним долго жили?
—  Нет, 14 лет.
—  Это долго.
—  Я думала, что мы с ним будем до конца жить.
—  Мысли о самоубийстве тогда были?
—  В том плане, что бы самой покончить с собой, не было. Но я ходила и говорила: "Отец небесный, забери меня. Жора, забери меня, мне здесь без тебя плохо ".
—  Но сейчас Вы все-таки будете жить?
— Да, буду.
—  Не будете больше пытаться покончить с собой?
—  Нет, этого не должно больше быть. Я здесь насмотрелась такого, люди здесь в таком положении, а я...
—  Люди кончают с собой по разным причинам, у Вас основной мотив какой был?
— Наверное одиночество меня съедало. Вообще-то я человек общительный. Я люблю людей. Двадцать один год я с детьми отработала, десять лет на заводе работала. На меня как-то все навалилось, какая-то тягость была.
—  В Вашей жизни были очень интересные события, которые бывают редко. Вы были так называемым контактером.
—  Наверное, я не знаю.
—  Как это произошло? Вы верили в то, что существует НЛО?
—  Раз по телевизору рассказывают, значит что-то есть.
—  Вы доверчивый человек?
— Доверчивый.
—  Вам можно, например, рассказать какую-нибудь историю, и Вы поверите?
— Да, я верю людям.
—  Значит, это было в 1991 году. А раньше Вы обращали внимание на летающие тарелки?
—  Все случайно получилось.
—  Вы стали видеть странные сны?
—  Сначала был сон.
—  Вы видите цветные сны?
— Я раньше не видела цветных снов. В детства я чаще летала во сне.
—  Вы всю жизнь во сне летали?
— Летала я лет до сорока пяти.
—  Приятно, наверное?
—  Ощущение необыкновенное.
—  Что же Вы увидели?
—  Мне в августе, числа 15
— 17 приснился сон: молодой человек, ему было лет до тридцати пяти, в белой одежде, светловолосый, высокий, благородное лицо у него, голубые глаза, одеяние было длинное, ног не видно. Он стоял смотрел на меня, я на него. Ни слова ни он мне не говорил, ни я ему. У меня было ощущение какой-то легкости.

—  Это все во сне?
— Да. Он мне и раньше снился, когда мне лет 14 -15 было. Этот мужчина всегда гладил меня по голове. Положит мою голову на колени и гладит меня по голове рукой. Это такое приятное ощущение. Я так подумала: на новом месте приснись жених невесте. И вот, мне 45 лет, он опять мне приснился. Я все мужу рассказала. Он сказал: "Не обращай внимания ". И после этого сна все началось.
— Что началось?
—  С двадцать второго на двадцать третье сентября у меня лучи пошли в окно. Они пошли по часовой стрелке.
—  Это днем было или вечером?
—  Вечером, когда я ложилась спать.
—  Свет выключали?
— Я выключала свет. Сначала я подумала, что схожу с ума. Побежала по всем комнатам.
—  Везде были лучи?
— Нет, только в моей комнате.
—  Что за лучи?
—  В окне по часовой стрелке кружатся лучи.
—  Через занавески?
— Да.
—  Вы отдернули занавеску?
—  Я отдернула занавеску. Думала, что это кто-то на дом залез и фонариком освещает.
—  А когда отдернули занавеску были лучи?
—  Да, были.
—  Откуда они шли?
—  С улицы, откуда, я не знаю.
—  Может быть, там реклама была?
— Нет, у нас нет рекламы. Эти лучи были на протяжении почти что двух лет.
—  Каждую ночь?
—  Каждую ночь. Я засыпала только когда ложилась на левый бок и отворачивалась к стенке.
—  Вы чувствовали их воздействие на Ваше тело, на мозг?
— Нет, все было нормально, но у меня появилась какая-то энергия. Я стала очень сильной.
—  Когда?
—  Может быть через месяц. Я работала в три смены по скользящему графику на хромотронном заводе.
— 
Что Вы там делали?
—  Я делала суспензию для телевизоров.
—  Вредная работа?
—  Вредная, я на химии работала. Поэтому и пошла раньше на пенсию.
—  Пары ртути?
—  Нет, там люминаформ.
— 
Респираторы одевали?
—  Нет.
—  То есть, Вы дышали этими парами?
— Да.
—  Сколько часов в день Вы работали?
—  По восемь часов.
—  Перед тем, как Вы увидели лучи, сколько Вы уже работали с этими веществами?
—  Четыре года.
—  Вы ощущали то, что принято считать проявлением профессиональной вредности?
—  Ничего не было.
—  С другими что-нибудь было?
—  Нет, у нас женщины все сильные работали.
—  Головных болей не было?
—   Иногда были. Но это от возраста зависит.
—  Свечение этого вещества и лучей по цвету были одинаковые?
—  Неодинаковые. Это был не белый и не желтый цвет, но светлый. А у нас суспензия делается зеленого, красного, синего цвета.
—  Вы говорили, что видели лучи каждый вечер?
—  Каждый вечер. Днем нет.
—  Вы мужу показывали?
— Да, муж: видел.
—  Кто еще видел?
—  У нас был маленький, 4 года, он видел.
—  А дочь?
—  Дочь у нас никогда не ночевала.
—  Вы потом привыкли к этим лучам?
— Да, привыкла. Не обращала внимание просто на них. Мне стали сниться цветные сны. Но самое яркое, что у меня произошло, то что у меня образовался шов на животе.
—  Это произошло неожиданно?
—  Это произошло 30 сентября. Шов сначала был покрыт прозрачной пленочкой. Врачи это видели.
—  Какой он был?
—  Такая прямая полосочка небольшая, два миллиметра.
—  Отчетливая?
—  Сейчас уже десять лет прошло. Но это место не загорает, во всяком случае. И на плите рисунок был.
—  Что за рисунок?
— Я сейчас нарисую. Это поверхность плиты, на ней рисунок.
—  А здесь какой-то круг?
—  Это как будто дрелью сделано, а здесь как будто плечи, а в бок отходят ушки.
—  Рисунок так и остался?
—  Да, он у дочки, она сейчас живет в моей квартире.
—  Знак появился одновременно с этим швом?
— Нет, знак появился 19 декабря.
—  Вы обращались в общество уфологов?
—  Нет, не обращалась, но я звонила, просила чтобы мне радиационный фон проверили. Когда я им все рассказала, они сказали: "Наши аппараты у Вас не возьмут ".
—  Что не возьмут?
—  Чтобы проверить радиационный фон, не возьмут.
—  Вы с кем-нибудь советовались о том, что это такое?
—  Когда я маме и дочке рассказала, они сказали, чтобы я ничего не рассказывала, потому что меня отправят в сумасшедший дом. Но врач-терапевт заинтересовалась этим. У меня есть две железные подставки под кастрюли на ножках, которые все были перекорежены, как будто расплавлены. Врач это видела.
—  Это произошло вдруг, сразу?
—  В один день.
—  Сколько времени до этого были лучи?
—  Лучи с 22 на 23 сентября появились, 30
—  шов, 19 декабря на плите появился рисунок.
—  Вы сказали что в это время стали чувствовать себя как-то иначе?
— Я сильнее стала. Я приходила с ночи; если женщина приходит после ночной смены, то ложится спать, я нет. Я делала какие-то дела и опять в ночь шла на работу.
—  Долго так продолжалось? -
—  Наверное месяц.
—  Чем это закончилось?
—  Все нормально. Все восстановилось. Когда я обращалась к терапевту, она меня к невропатологу отправила. Я ездила в 33 больницу, где меня проверили. Сказали что все нормально, чтобы я попила таблетки. Я никакие таблетки не покупала.
—  Но Вы тем не менее ходили к экстрасенсу?
— Да.

—  Зачем, Вам же было хорошо?
—  Плиту испортили.

—  Экстрасенс стал плиту чинить, что ли?
—  Одна женщина у нас на заводе сказала мне, что может показать меня ясновидящей. Она меня с ней познакомила.
—  Что она Вам сказала?
—  Что за мной гоняются три тарелки. Я говорю: "Зачем? ",
—  "Они тебя хотят взять защитником Земли ", я говорю: "Не надо мне этого, я хочу жить на Земле ". Дальше она сказала: "Мой покровитель Николай Угодник, если ты поучишься, то будешь сильнее нас с Татьяной вместе взятых", я говорю: "Мне ничего не надо, у меня растет внук, у меня есть муж:, я хочу жить спокойно ". Она с меня все сняла. Як ней десять сеансов ходила. Яне стала телевизор смотреть, сны цветные постепенно ушли.
—  Вы как-то изменились по характеру после всего этого?
—  У меня язык нехороший стал. Я теперь просто боюсь говорить.
—  Что это значит?
—  Вот я мужу своему сказала, и он умер. Я его провожала на работу 31 декабря. Положила ему еду и говорю: "Жора, у меня такое ощущение, что мы с тобой никогда Новый год не встретим ". Так и получилось. И вообще, я что-нибудь такое скажу и обязательно сбудется. Сейчас я стараюсь только хорошее говорить. Даже когда ко мне больные подходят и спрашивают, когда их выпишут, я говорю: "Не волнуйтесь, скоро выпишут ",
—  тоже сбывается.
—  Физически Вы были не очень здоровым человеком?
—  Не очень.
—  А все эти годы Вы себя хорошо чувствовали?
— Да, у меня не болит ничего.
—  Как Вы сейчас считаете, что это было?
—  Я считаю, что если я каким-то тарелкам была нужна, то меня бы давно украли, потому что я и вечером поздно хожу.
—  Что же это все-таки было, может быть бред?
—  "Чудеса в решете ".
—  Может быть это психическая болезнь была?
—  Может быть.
—  Вы с этим можете согласиться?
—  Не знаю что это было. Я считаю, что "чудеса в решете ".
—  Ваша дочь сказала, что у Вас характер испортился, что у Вас истерики бывают.
— Явсегда такая была.

—  Как это проявляется, Вы кричите, плачете?
— Плакать могу.
— Какие у Вас отношения с людьми, к Вам люди хорошо относятся?
—  Хорошо.
— 
Врагов нет?
—  Врагов у меня нет. У меня соседи хорошие. Оставляют квартиру мне.
—  Какие у Вас теперь жизненные планы?
—  На работу надо устраиваться, а как теперь с таким клеймом?
—  Кто же об этом узнает? Вы же не будете рассказывать.
—  Нет.
—  Устроитесь спокойно.

Вопросы врачей к больной:


—  Вы спиртное пьете?
— Шампанское пью. Дочка все приучала меня к пиву, чтобы я поправилась, но я не могу.


—   В 1989 году у Вас была травма головы?
—  Я шла из магазина и упала.
—  Сознание не теряли?
—  Сознание не теряла, но было очень больно, даже кровь была.
— 
Тошнило?
—  Меня не рвало, но подташнивало. В Институте Склифосовского мне поставили ушиб.
—  Появились головные боли после этого?
— Давление стало прыгать.


— - Память какая у Вас?
—  Хорошая.


—  Ваша мама по характеру была энергичная?
—  Очень энергичная. Любила жизнь.


—  Скажите пожалуйста, как проявлялась у Вас язвенная болезнь?
—  Что ни поем, у меня болело, болело очень сильно, отдавало в спину, потому что у меня сопутствующий панкреатит. Диастазы за 1018.
—  Боли какие были?
— Боли ужасные, пронизывающие.
—  Голодные боли или после еды?
— И голодные и после еды были.


—  В момент, когда Вы выпили таблетки, было какое-то затмение, помутнение?
—  Помутнения никакого не было. Все было в здравом уме, хладнокровно.
—  Может было тихое отчаяние с убежденностью, что жить не надо?
— Да, в тот момент я так думала.
—  Почему?
—  Все понятно. С работой у меня не клеилось. Я устроилась на работу уборщицей в магазин, поднялось давление, распухла рука. Магазин только построился. Выполняла самую грязную работу, отчищала полы, цемент с плиток, это очень тяжело.
—  Так что, жить не надо, потому что на работе плохо?
—  Жить надо, просто у меня одно на одно наслоилось это.


—  Сейчас инопланетяне как-то дают о себе знать?
—  Нет. И снов совсем не вижу.
—  И лучей нет?
—  Нет.
—  И прилива энергии нет?
—  Я сейчас обыкновенная, как всегда. Я вообще энергичная, без работы не могу.
—  Получается, что они Вас бросили?
— Яи не знаю что это такое было, если честно говорить. Я и говорю настоящие "чудеса в решете". Вот они были и куда-то через решето все ушло.

—  А шов откуда? Может и шва не было?
—  Шов есть.
—  А язва сразу прошла?
— Да, у меня сейчас ничего не болит.
—  Получается, что какое-то здоровье Вам дали. А кто дал, Вы не знаете?
— Не имею понятия. Тогда я хотела узнать, но раз все прошло, я никому не нужна, значит все.


—  Кроме лучей, как-то еще с Вами общались?
—  Тарелок я не видела, только сны. В снах никаких страшных человечков не было, только нормальные люди. Во сне прилетала тарелка в виде дирижабля, проверяли легкие мне. Вторая тарелка прилетала круглая. Женщина проверяла мне глаза. И сказала: "Зрение один и три", хотя такого зрения у нас на Земле нет.
—  Может быть мысленно общались с ними?
— Нет.
—  Сколько это длилось?
— Началось в 1991 году. Весной 1993 года это закончилось.


—  Зачем Вы ходили к ясновидящей?
—  Чтобы не было этих снов, летающих тарелок, лучей. И у меня ничего не стало. Сны у меня были цветные, такого цвета Вы нигде не увидите.
—  Какие же цвета Вам снились?
—  Таких цветов на Земле нет, таких расцветок нет.
—  Ас открытыми глазами этого не было?
—  Нет
—  Сколько еще Вы продолжали работать на заводе с вредными веществами?
—  По 1994 год включительно.


—  Состояние депрессии когда первый раз появилось?
—  После развода с первым мужем было.
—  В чем проявлялась эта депрессия?
—  Я точно также жить не хотела.
—  Вы тогда бились головой об стену, думали о самоубийстве?
—  Нет, это уже было в 2001 году после смерти второго мужа.


—  Почему Вы хотели снять влияние инопланетян, оно же было благотворное?
—  Для меня было непонятно, что это такое, сама я не могла объяснить. А помочь, мне никто не помог в этом. Только ясновидящая помогла
—  Как Вы думаете, почему именно Вас выбрали?
—  Я об этом тоже думала. Я подходила к окну и говорила: "Интересно, что же Вы во мне найти? "
—  О чем Вы в жизни мечтали, чего бы Вы хотели достичь?
—  Я хотела стать артисткой, но не позволило социальное положение.
—  Вы любили читать книги о красивой жизни, представляли себя одной из героинь?
—  Не представляла. Но у меня неудовлетворенность в жизни, что нет хорошей специальности, хорошего образования
—  А в снах чувствовали себя особенным человеком?
—  Да, приятно было.
— 
Когда Вы читаете, то ярко представляете то, о чем читаете?
—  Ярко представляю.


—  Если Вы увидите что-то, потом можете воспроизвести это по памяти?
— По памяти могу, но нарисовать нет, рисую я плохо.
—  Фантазировать можете?
—  Могу.


—   Что Вы закончили?
—  Я закончила школу, 7 классов, вечернюю школу и педагогические курсы.
—  На завод случайно попали?
—  Мой первый муж умер, дочь поступила в институт. Нужны были деньги, я устроилась на завод.


—  Спасибо.

ОБСУЖДЕНИЕ

Врач-докладчик: В течение ряда лет больная перенесла несколько депрессивных эпизодов, как реактивных, так и эндогенных. Кроме того сохраняется еще резидуальный бред после перенесенного десять лет назад острого психотического эпизода. Тогда у больной были необычные явления в виде непонятного свечения, необычного прилива энергии, легкости, бодрости, связи с "инопланетянами". Последние восемь лет психотических переживаний нет. Преморбидно личность гипертимная с истероидными включениями, примитивная. Диагноз составлен из двух компонентов. Первый — депрессивный эпизод средней степени с соматическими симптомами; второй — эпизод параноидной шизофрении со стабильным дефектом, резидуальным бредом и неполной ремиссией.

А. В. Павличенко. Здесь много интересного. С детства отличалась образностью мышления, яркими сновидениями: полетами во сне, предвосхищением жениха. С детства была актуальна сексуальная тематика. Это к истерическому преморбиду. Одновременно обращает внимание в преморбиде и органическая недостаточность. Во-первых, во время беременности мать голодала, в раннем возрасте перенесенные детские инфекции. Всегда присутствовал некий идеал: хотела быть артисткой, но работала уборщицей. Выходит замуж и более-менее компенсируется. Первая депрессия после разрыва с любовником. Обращает на себя внимание то, что уже тогда она говорила о законченности жизни, о тоске, были суицидальные тенденции. Депрессия по природе своей психогенная, с выраженными истерическими компонентами, ярким аффектом, вынесенным наружу. 2001 год — смерь второго мужа, тоже много истерического: бьется головой о стену, кричит, теряет аппетит, нарушается сон, испытывает апатию. Этот депрессивный эпизод как и предыдущий быстро заканчивается после встречи с новым мужчиной. В настоящей суицидальной попытке тоже много истерического. Она все красиво подготовила, не хотела чтобы суицид был завершенным, наверное просчитала, что ее кто-то найдет. Все было очень красиво. Можно сказать, что это была депрессивная реакция. Общение с НЛО. Что обращает на себя внимание? Зрительный галлюциноз. Возможно в течение четырех лет работы на производстве с химическими веществами, возник эндогенно-органический галлюциноз. Вероятно она индуцировала и своего четырехлетнего внука, и мужа, а больше она никому об этом говорить не хотела. Оценивать ли ее трактовку галлюцинаций как бред или как истерические бредоподобные фантазии? Я больше склоняюсь ко второму. Эпизод проведенной над ней операции инопланетянами. Некоторые психиатры в начале века, в частности Бабинский, предлагали называть истерию — питуатизм, в дословном переводе — самовнушаемость. В клинике описано немало истерических состояний в рамках конверсионных расстройств с внушенными феноменами. Описана внушенная истерическая беременность, внушенные ожоги. Мне кажется по природе своей этот симптом подходит. — Ноу нее была язва? — А язва — заболевание психосоматическое. И в генезе язвенной болезни невроген-ный фактор всегда присутствует. Как у всякой истерической натуры и язва, и бронхиальная астма, и все классические психосоматические заболевания могут давать спонтанные ремиссии. Выход из этого состояния тоже классический: все прошло после сеансов экстрасенса. Этот эпизод я оцениваю как эпизод бредо-подобных фантазий с феноменом внушения. Говоря о нозологической принадлежности, нужно проводить дифференциальный диагноз между расстройством личности, психопатией истерического круга и мало-прогредиентной истероформной шизофренией. Что говорит за второе? У Смулевича это была бы скорее всего истероформная шизофрения. Потому что слишком выражены истерические расстройства. Кречмер сказал: "Когда слишком много истерии, то нужно думать о шизофрении". Степень бредоподобных фантазирований тоже настораживает в отношении эндогенного заболевания. Однако и в статусе больной, и в заключении патопсихолога никаких шизофренических расстройств мышления нет.

И. С. Павлов. На последнем съезде психиатров СССР Наджаров сказал, что отдельные психотические эпизоды не являются критерием диагноза шизофрении. Все-таки нужно смотреть на личностные расстройства. Я не думаю, что здесь были чисто психотические эпизоды. Сейчас можно встретить много художественно впечатлительных людей, которые "видели" НЛО. Это самовнушение через желаемое. Она — ювенильная неустойчивая личность с эйдетической способностью удерживать в памяти зрительные образы. Здесь наложилась органика. Ее ювениль-ность затушевывается органичностью, сверхценными образованиями. Такой симбиоз органики и ювениль-ности. Эти личности легко попадают под влияние среды. Они внушаемы и еще больше самовнушаемы. Я думаю, что в этом случае, как раньше писали, психическая зараза, психическая эпидемия. Это психогенно внушенные и самовнушенные галлюцинации. Там где эйдетизм, там склонность к самопроизвольному фантазированию, самоиндукции. По поводу язвы. Я знаю одну молодую особу, у которой в юности была диагностированная язва. Вышла удачно замуж, язва прошла и до сих пор ничего нет. Люди склонны объяснять излечивание от болезни внешними чудесными причинами. Что произошло и с нашей больной: она нафантазировала, что ее прооперировали.

М.Е.Бурно. Сложная пациентка в том отношении, что проглядывает в клинической картине и исте-роидное, и примитивно-органическое, но основа, думается, шизофренически-парафренная. Она всегда была "не от мира сего". Эти загадочно-беспричинные аффективные эпизоды, летала во сне до 45 лет. Еще до этого психотического сложного состояния с инопланетянами она уже была нездорова сочетанием общительности и странной душевной хрупкости. Эти яды, с которыми она работала, подействовали, возможно провоцирующе. Какова она сегодня в психическом статусе для меня. Беспомощная, милая от беспомощности, нет живого критического отношения к тому, что произошло. Личность довольно сохранная, но отрешенная. После суицида все у нее хорошо, здесь ей нравится, помогает больным, однотонно-радостно говорит, что здесь как в санатории. Для меня все это есть милошизофреническое поведение. При том, что немножко чувствуется аромат органичности. Она даже на алкоголичку немного похожа, хотя не пьет. А в основном сегодня в личности я вижу шизофреническую беспомощность, шизофреническую разлаженность, милоту, шизофреническую некритичность к тому, что она перенесла. Марина Дмитриевна права: до сих пор резидуальный бред живет в ней. Это состояние в 1991 году. Что это такое было? Для меня это психотическое парафренное расстройство. Эти лучи от инопланетян, внутренняя душевная торжественная приподнятость с чувством волшебной избранности. Подходила к окну и спрашивала: "Почему вы меня выбрали? Что же вы во мне нашли?". Это обычная у парафренных пациентов такая светлая приподнятость, торжественность, радостное переживание своей избранности. Потом такое волшебное ей снилось, в таких ярких красках, каких у нас здесь нет, как она объясняет. Она и сейчас понимает это как переживание общения с инопланетянами. И сегодня не сомневается в том, что ей сделали инопланетяне чудесную операцию во сне, от которой прошли болезни живота и остался розовый рубец. Боится что-то говорить, что бы не повредить нам, потому что все, что предполагает, сбывается и в основном плохое. Шли несколько месяцев эти лучи в окна. Парафренное состояние — это и есть состояние сказочного галлюцинирования, сказочного бреда с чувством торжественной приподнятости и избранности. Я не думаю, что это истерическое расстройство. Это парафренная психотика, после какого-то жизненного долгого периода душевной аффективной хрупкости странных депрессивных эпизодов. Отошла острая психотика. И что осталось? Остаточный резидуальный бред, остатки конфубуляторного бреда, парафренные сказочные налеты. Недавно она в депрессивном состоянии, после того, как ее молодой любовник ее покинул, стала готовиться к смерти. Покрасила волосы, приготовила отраву — тщательно, "молоточком" растолкла таблетки. Это какой-то детский расщепленно-сказочный налет при всем отчаянно-сложном депрессивном состоянии с убежденностью в полной безысходности. Много импульсивности в этом суициде, парафрен-но-истероидной мягкой окраски. Диагностически очень важно то, с каким отрешенным спокойствием она рассказывала нам, как "водичку вскипятила", из таблеток "молоточком" "крупинки" сделала. Рассказывает, как об обычном: а как же, дескать, еще... Пусть это средней остроты, но все-таки психотика. Это не есть психологически понятное депрессивное расстройство перед смертью, ситуационно обусловленное и содержательное, а это расщеплен-но-разлаженное эндогенно-процессуальное депрессивное состояние: "водичку вскипятила", "молоточком" таблетки, покрасила волосы. Как все это по-шизофренически не защищено от насмешек здравого смысла. Теперь она об этом как будто бы жалеет. А живой критики все равно нет. Профессиональные яды могли спровоцировать яркие парафренные сновидения, может быть, даже как-то участвовали в их красочности. Откуда эта атрофия на энцефалограмме, мне трудно объяснить. Во всяком случае отчетливо клинически я ее не чувствую. Если это только не знак легкой органичности-примитивности. Пациентка не создает впечатление сосудистой органички, травматической, не видно никакой истощаемости. Рассказывает с охотой, как рассказывают парафренные пациенты о своем перенесенном парафренном состоянии. Еще Крепелин писал о сравнительной теплоте, сохранности парафренных пациентов. Парафренное расстройство случилось и с гениальным Карлом Юн-гом. Он это подробно описывает-рассказывает в своей автобиографической книге. Он поведал там, что архетипы в нем жили, мешали ему думать, вмешивались в мысли, тягостно ощущались в его организме, он пытался их "приручать". Так на него воздействовало Коллективное бессознательное. Здесь примитивные инопланетяне, лучи, рубец оставляют инопланетяне после операции, а там гениальное Коллективное бессознательное. Юнг даже боялся, что сошел с ума. Это с ним произошло, когда ему было около сорока лет, — и всю оставшуюся жизнь он посвятил тому, что обдумывал, обобщал этот сложный парафренно-красочный материал, который получил в психозе. Это был именно парафренный психотический материал, гениальный по своему содержанию. Карл Юнг всю оставшуюся жизнь прожил, кажется, без острой парафренной психотики. Но и без критики к перенесенному. Впрочем, гениальность, видимо, истребляет понятие критики. У него были потом, как и до шуба, неврозоподобные, аффективные эпизоды, но он был наполнен творческой работой, обобщая, изучая, вспоминая свою парафренную острую психотику, которая принесла миру его Аналитическую психологию. Как пациентке помогать лечебно? Я думаю, что с такой пациенткой следует работать постоянно психотерапевтически. Конечно, нужно давать и лекарства, предупреждая подобные депрессивно-суицидальные эпизоды. Мы видим, что она и сейчас очень хрупкая и, случись какое-нибудь событие, все может повториться. Психотерапия необходима здесь для того, чтобы оживлять, освещать ее душу каким-то, пусть скромным, смыслом, быть ее проводником по жизни, благополучно проходя вместе с нею сквозь психотравмирующие события, которые могут вызвать новый суицидальный всплеск. Молодой любовник, к удивлению дочери, прежде освещал ее жизнь смыслом...

А. Ю. Магалиф. После того как все выступили, у нас появилось два варианта диагноза. Один вариант, это преимущественно личностные расстройства на фоне церебральной органической недостаточности: ювенильность, склонность к фантазированию, склонность к психогенным депрессиям. Второй вариант, все то же самое, но на эндогенной почве. В таких случаях все зависит от того, насколько специалисты расширяют рамки эндогенного заболевания, насколько они легко или трудно ставят диагноз шизофрении. Давайте, как всегда, начнем с анализа статуса, опираясь на феноменологический принцип оценки состояния. Посмотрите, как она вошла к нам в аудиторию. Немножко застеснялась, но быстро освоилась. Полный зал людей, совершенно непривычная для нее обстановка. Очень быстро адаптировалась. При этом она не имеет тренировки общения с большим количеством людей. В дальнейшем охотно отвечала на все вопросы, ей даже уходить не хотелось. При этом я бы не сказал, что это обнаженная откровенность, то что мы называем регрессивной синтонностью, "аутизмом наизнанку", когда человек в незнакомой обстановке может рассказывать интимные подробности. Ничего подобного, она дважды отказалась рассказать о каких-то интимных эпизодах. Есть ли у нее театральность? Отчасти да. Но это не такая уж откровенная истеричка с позами, жестами, которая рисуется, привлекает к себе внимание. Мы не можем назвать ее состояние истерическим статусом. Как она рассказывает о своей жизни? Более-менее объективно. Обычно все истерические психопаты обвиняют в своих проблемах окружающих и никогда не согласятся с тем, что сами виноваты. Этого нет. Скорее она оценивает себя как неудачницу. Другое дело, что истерические компоненты в ее поведении в отделении имеются: с первых же дней желание быть на виду, участвовать в лечебном процессе, подавать советы и пр. Органика несколько звучит в статусе. Она не вязкая, не обстоятельная, с ней достаточно легко было общаться, но она немного угодлива, вспомните, с какой пунктуальностью она готовила самоубийство. Ну и психолог четко обозначил у нее органические знаки в мышлении, невропатолог ставит ей травматическую энцефалопатию. У нее есть сосудистые изменения на глазном дне, ангиосклероз сетчатки. Если есть ангиоскле-роз сетчатки, значит есть склероз сосудов головного мозга. Компьютерная томография дала тоже четкие изменения: атрофия коры головного мозга, гидроцефалия, расширение желудочков мозга. Так что органика налицо. Органика звучит и в анамнезе: в детстве тяжело болела скарлатиной, мать во время беременности голодала, в родах чуть не умерла. Пренаталь-ный и натальный периоды протекали трудно. Хочу подчеркнуть, что когда мы, психиатры встречаемся со взрослыми больными, то должны очень внимательно относиться к ранней детской органической патологии. Минимальная мозговая дисфункция в детстве потом проявляется в самых разных вариантах. Часто как патопластика психозов, часто — в непереносимости психотропных препаратов. Имеются ли в статусе процессуальные изменения личности? Если считать, что только после психотического эпизода, допустим эндогенной природы, прошло 8 лет, то в статусе мы должны бы увидеть специфические изменения. Однако мы их не видим: нет эмоциональной неадекватности, вычурности, парадоксальности, уплощенности. Критика к болезни. Она не считает себя полностью здоровой, она возражает лишь (и то частично) против стационирования в острое отделение. К идеям уфологического содержания критика относительная. С одной стороны она говорит об этом как о "чудесах в решете", с другой — постепенно вживаясь в пережитое, рассказывает как о реальных событиях. Однако мы не видим усложнения сюжета, его расширения, связи пережитого с сегодняшними событиями, ее состоянием, она не говорит о своей исключительности, а слова ясновидящей "о том, что ее избрали" спасать Землю, воспринимает с юмором.

Теперь о течении болезни. Конечно, как всегда, хотелось бы более четкого анамнеза. Он может быть написан кратко, но последовательно. Нельзя строить анамнез по отдельным фрагментам: детство, образование, трудовая биография, замужество, психоз и пр. В психиатрической истории болезни все связано, все излагается последовательно и все рассматривается с точки зрения развития болезни и сегодняшнего состояния.

Итак преморбид. Как правильно сказал Игорь Степанович, она художественная натура, склонная к яркому фантазированию, ярким, цветным снам. Она всегда отличалась особой чувствительностью, эмоциональностью. Имело значение и раннее половое созревание. Чувства для нее всегда были во главе угла. В результате всего этого — фрустрация, чувство нереализованное™. На подсознательном уровне готовила себя к яркой, эмоциональной жизни, к красивым, эмоциональным отношениям. А муж — алкоголик. В анамнезе прозвучало, что отсутствие мужчин в ее жизни делало ее несчастной. Это идет красной нитью. Хотя у нее была дочь, потом внук, но отсутствие личной жизни делало ее несчастной. Она фиксировалась на этом. Как она излечивалась от депрессии? Опять встречала мужчину с которым ей было хорошо. Аффективные расстройства у нее конечно есть. Трудно было бы представить, чтобы у такой личности не было расстройств настроения. Другое дело насколько велик эндогенный радикал в аффективных расстройствах. Мне кажется, он не очень велик. Можно, конечно говорить об эндореактивной дистимии по Вайтб-рехту. Сначала все начинается с реакции на реальную ситуацию. Потом в статусе проглядывает эндогения с типичными колебаниями настроения: утренними ухудшениями, вечерними улучшениями, расстройствами сна, ранним пробуждением с чувством тоски, подавленности. У нее в этом смысле что-то есть. Но больше все-таки звучала психогения. Суицидальные мысли и тенденции. Они появились после первого же душевного кризиса. Здесь говорилось что они носили парасуицидный характер. Первый раз она хотела отравиться димедролом, но дальше этого дело не пошло. Второй суицид носил явно истерическую окраску. Этому предшествовала мелодраматичная ситуация, когда она обсуждала с любовником невозможность совместного существования. Что на самом деле за этим кроется, мы не знаем. Может быть дочь оказывала на нее давление. Может быть страх, что если она его пропишет, то он ее потом выгонит. Сама больная это категорически отрицает. Наверное были бурные объяснения с дочерью (не даром же дочь сказала что она была хулиганка) и под влиянием всего этого она решила с молодым человеком порвать. Само прощание, тщательная, красивая подготовка к суициду — конечно истерическая окраска. Но, не обязательно быть истерической психопаткой чтобы все это проделать. Это может быть навеяно мыльными операми или женскими романами, в которых происходит то же самое. Она избрала романтичный вариант: уснуть и чтобы ее нашли красивой.

Еще об органике. Помимо минимальной мозговой дисфункции имеются сотрясение мозга, склеротические изменения мозговых сосудов, гидроцефалия (расширение желудочков), атрофия коры мозга. Ну, и патопсихологическое исследование, говорящее о психоорганическом синдроме. Есть еще очень важный момент, может быть самый главный в этиологии ее психоза. Это многолетняя работа с вредными веществами. Экзогенные факторы часто выбирают слабое место. Из группы людей, работающих с вредностями, только у некоторых могут развиться профболезни. Почему бы не предположить, что работа с люминофорами оказала специфическое воздействие на сенсорный аппарат, в частности на сетчатку и не активировала имевшуюся у нее предрасположенность к ярким цветным снам, не спровоцировала зрительные галлюцинации. Такого рода галлюцинации в виде ярких цветовых пятен, лучей, очень типичны для органиков. Я видел таких больных, правда в возрасте инволюции, не имеющих отношения к шизофрении, которые видели лучи, прожекторы и пр. Все зависит от того, на сколько фантастична, интерпретация. Больные о которых я говорю были примитивны. Говорили, что это жулики освещают комнату, чтобы потом прокрасться. Часто это увязывалось с бредом ущерба. Здесь фантазия более яркая. Почему именно эта тематика? Если бы это было на много лет раньше, то был бы мистический бред. Сейчас это "тарелки". Про них все время говорят с экранов телевизора. Здесь говорилось о парафрении. Галлюцинаторная парафрения целиком базируется на содержании слуховых галлюцинаций. Здесь они отсутствуют, а зрительные галлюцинации при шизофрении бывают редко. Это скорее фантастическая интерпретация галлюцинаций. Почему это не парафрения в рамках шизофрении? Например, бредовая парафрения. Она, как правило — конечный этап бредовой шизофрении. Здесь этого нет. При острой парафрении должны быть чувственный бред, инсценировка, весь набор аффективно-бредового состояния. Здесь этого тоже нет. Вообще отношение больной к "присутствию" инопланетян поразительно спокойное. Не было ни экзальтированности, ни страха. Она продолжала ходить на работу. Когда ей "лучи" мешали спать, просто отворачивалась к стене. Кроме "следа" на плите никаких новых "сигналов" не было. Легко согласилась с советом мужа не обращать внимания. Таким образом несмотря на некую фантастичность, романтичность сюжета, имелась и примитивность, свойственная бреду ущерба, бреду малого размаха, что характерно для экзогенно-органических психозов. Эпизод с чудесным исцелением от язвы с гипертимией казалось бы стоит несколько особняком. Однако эндогенный радикал весьма невелик. Трактовать исцеление как бред положительного воздействия по-моему трудно. Ведь больная не ощущала никакого воздействия, она просто интерпретировала избавление от язвы и наличие некоей царапины. Нерезко выраженные циркулярные расстройства у органиков нередки, они вполне могут присутствовать в клинике психоорганического синдрома. Примечательно и прекращение обманов восприятия, а также ярких сновидений. Потребовалось лишь несколько сеансов экстрасенса. Разве можно таким образом вылечить шизофрению? На протяжении последующих лет у больной не было ни обманов восприятия, ни паранойяльных идей.

Таким образом я склоняюсь к следующему диагнозу: "Депрессивная психогенная реакция с незавершенным самоубийством у инфантильной эмоционально неустойчивой личности с признаками психоорганического синдрома. Резидуальные бредоподобные фантазии, возникшие в результате неразвернутого протрагированного экзогенно-органического психоза". В настоящее время идет становление ремиссии. Поскольку отсутствует процессуальная симптоматика, дальнейшая амбулаторная терапия должна строится с учетом конкретного состояния больной. Основное внимание следует уделить психотерапии, седативному и общеукрепляющему лечению.



(Независимый психиатрический журнал, №4, 2001 г.)

© ГБУЗ АО "АКПБ"
2003-2017
новости | администрация | структура | история | услуги | вакансии
вопрос-ответ | литература | творчество | ссылки