ГБУЗ АО "АКПБ" | Интервью с литовскими врачами-психотерапевтами

ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:


ОТДЕЛЕНИЯ И СЛУЖБЫ:


РАЗНОЕ:


ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ:






Врачи-психотерапевты из Литвы: Sigita, Jurate, Regina

Это интервью было записано в апреле 2005 года, с участием литовских врачей-психотерапевтов, которые в рамках проекта по милиотерапии проводили обучающие тренинги медперсонала в нашей больнице.

Вопрос: Для начала давайте познакомимся.

Jurate: Я работаю врачом-психотерапевтом частной практики и, как учитель, принимаю участие в обучении по программе группового анализа и индивидуальной психодинамической психотерапии, которая проводится в ассоциации группового анализа совместно с Вильнюсским университетом.

Regina: Я работаю детским психиатром, больше как врач-психотерапевт, и тоже работаю учителем при подготовке врачей психодинамической психотерапии.

Sigita: Я психолог-психотерапевт, я работаю в частной практике а так же в консультационных фирмах организационной психологии, т.е. провожу семинары разным организациям, и так же являюсь учителем в программе группового анализа постдипломного образования, а так же в программе гештальт-терапии.

Вопрос: Как появилась идея собраться вместе, приехать в Архангельск, в нашу больницу, и проводить здесь обучение врачей и персонала?

Sigita: Эту идею нам предложили профессор Tore Sorlie из университета Тромсе в Норвегии. Сами мы не были участниками создания этого проекта, это совместный проект университета Тромсе и Архангельской психиатрической больницы. Профессор Tore Sorlie был наш учитель в программе группового анализа и он просто предложил нам, как специалистам по групповому анализу и знающим русский язык быть исполнителями теоретической части этой программы – программы по милиотерапии.

Вопрос: Что означает слово «милиотерапия»?

Jurate: Само слово «милио» – это французское слово, означает «окружение», «милиотерапия» означает «лечение окружением» или «лечение средой». Под средой подразумеваются все компоненты среды – и физический её компонент, то есть физические условия, психологические компоненты и социальный компонент. Милиотерапия исследует и использует все компоненты, так, чтобы они взаимодействовали между собой и имели терапевтическое влияние на состояние больного. Тем самым, это создание такой среды, которая была бы более благоприятна для выздоровления пациента, среды, в которой были бы созданы условия для наиболее благоприятного действия всех методов лечения – и биологической терапии, и медикаментозного лечения, и например, семейной терапии и любого другого вида психотерапии. Это такая среда, в которой каждый специалист и каждый метод имели бы своё место и не мешали друг другу, а сотрудничали. Именно сотрудничество и кооперация членов коллектива, работающих в такой обстановке имеет важное значение. Так, чтобы действия всех сотрудников были координированы и направлены на одну и ту же цель. И ещё есть такая идея, высказанная сегодня в группе администрации, и это показалось нам важным, чтобы персонал не дублировал друг друга, чтобы не делали одинаковую работу сразу несколько людей, чтобы было разграничение, распределение ролей, работы между персоналом в отношении больных.

Вопрос: Это больше зависит от администрации больницы или от нас самих?

Sigita: Может быть решение несколько другое. Милиотерапия построена на концепции системного подхода или системной теории, что означает, что целое больше чем сумма отдельных частей. Скажем, всё отделение мы рассматриваем как систему, которая охватывает разные стороны, разные факторы – биологический, социальный и психологический, а так же всех, находящихся здесь, т.е. и работников и пациентов. Отделение является как бы малой системой по сравнению с большей системой, которой является сама больница. Все части взаимосвязаны. С другой стороны в милиотерапии подчёркивается важность отношений и всего происходящего, то есть реальной жизни, которая происходит в отделении, больнице, а так же в обществе. Всё, что происходит в отделении, имеет значение. Это означает, например, что все напряжения в отношениях персонала, воздействуют и на состояние больных. Все отношения важны, и помощь пациенту тоже опирается на отношения, а это означает, что через отношения или какой-то новый эмоциональный опыт в отношениях пациент учится более адекватным способам отношений, поведения и решения проблем в жизни. И, исходя из того, что эти отношения очень важные, большой акцент делается на определённые виды групповой деятельности в милиотерапии. И когда вы спрашиваете, это больше зависит от нас или от администрации, так это зависит от каждого и милиотерапевтический подход учит действительно каждому участнику видеть свою ответственность, так же учит видеть ответственность и больного. Это как бы идея, что пациент не является только болезнью, которую надо лечить, что он человек, который сам должен участвовать в процессе лечения. И только союз всех этих факторов может помочь и способствовать выздоровлению.

Вопрос: Вы говорили, что у пациента нужно не лечить больную, а искать здоровую сторону личности?

Sigita: Это не совсем так, что не нужно лечить больную сторону, но важно учитывать все стороны, обе стороны. Но акцент, может быть, больше делать не на нездоровую, а на потенцию, на здоровую часть, и как бы растить эту здоровую часть или, как сказать иначе, стимулировать её.

Jurate: Есть общая тенденция на сегодняшний день в лечении большой акцент делать на повышение иммунитета. Здоровая сторона и иммунитет к стрессам и иммунитет к переживаниям это и есть здоровые защитные механизмы.

Вопрос: То есть профилактика заболевания?

Jurate: Не совсем. Это мероприятия направленные на развитие защитных механизмов, помогающих избежать болезни или бороться с болезнью. Это в общемедицинском смысле. А в психиатрии важно способствовать развитию здоровой личности

Sigita: которая могла бы сама справляться с различными стрессами, которые всегда будут.

Jurate: В том смысле, что не давать пособие на жизнь, а учить зарабатывать деньги или создавать условия для того, чтобы люди могли зарабатывать. Конечно, немало и таких больных, которые не смогут зарабатывать деньги, но тогда они смогут что-то для себя делать. Нужно развивать ту сторону, и делать так, чтобы они сами заботились о возможности развивать их способность и возможность самим позаботиться о себе, и оказывать помощи им столь минимально, сколь это необходимо.

Вопрос: В ортодоксальной психиатрии существует мнение, что некоторые болезни неизлечимы, например невозможно вылечить шизофрению, можно лишь добиться ремиссии. Насколько я знаю, Вы сторонники немного другого подхода – подхода психоаналитического к болезни и больному, т.е. раскопать причины заболевания, обосновать поведение больного не болезнью, а какими-то перенесёнными психотравмами в детстве…

Sigita: Мы говорим о психосоциальном и биологическом подходе к психическому заболеванию. Вами упомянутый подход является скорее отражением предубеждения или мифа, чем основан на фактах. Есть данные, что примерно у 50% или меньше сохраняются симптомы, а другие 50% способны жить полноценной жизнью даже после психоза. 25% из них полностью восстанавливаются, т.е. их психическое состояние возвращается в изначальное состояние, и они могут успешно жить. А другие, около 25%, хотя и не восстанавливаются полностью и имеют некоторые симптомы, но и они тоже способны жить продуктивной жизнью. А данные в развитых странах ещё более благополучные. Это данные ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения).

Jurate: В современной медицине есть множество неизлечимых болезней, например, сахарный диабет, полиартрит, атеросклероз и много других, и шизофрения одно из таких заболеваний, которые протекают в виде ремиссий и обострений, и этот процент выздоровлений, улучшений и состояний, которые ухудшаются во всех этих клинических болезнях почти одинаков, есть 25% выздоровления, 25% улучшения, 25% состояние не изменяется, 25% ухудшается, примерно так это есть. Очень важно, как сказала Sigita, так это жить с этим.

Вопрос: Учить пациента адаптироваться в обществе?

Jurate: Учить и пациента и персонал и общество жить с этим, с хроническими болезнями. То же самое можно сказать, если говорить о милиотерапии, например если мы будем говорить о проблемах организационных, то в каждой больнице такие же проблемы, 25% которых можно решить достаточно хорошо, 25% можно решить наполовину, 25% окажутся совсем неразрешимыми, 25% организационных проблем станут ещё хуже, и надо учиться жить с этим, имея ввиду, что в некоторых случаях мы ничем не сможем помочь, а когда можем, то помогаем столько, сколько можем. Важно жить в обществе и чувствовать себя спокойно в среде, где есть хронически больные.

Regina: Многое зависит не только от нас, но и от самих пациентов, его желание и мотивация вылечиться, помочь самому себе – это тоже очень важная вещь.

Вопрос: Regina, Вы занимались с группой врачей и медперсонала на детском отделении, милиотерапия среди детей и подростков чем-то отличается от милиотерапии на взрослых отделениях, есть какие-нибудь особенности?

Regina: Я думаю, что это очень важная часть работы в таких отделениях, в детских отделениях, потому, что дети отличаются от взрослых как бы ещё незаконченным, незавершённым развитием, и общение персонала с такими, развивающимися детьми очень важно, и взгляд на них, и отношение, и уважение, и те демократические взгляды, которые уже трудно наверно привить во взрослом возрасте, а дети принимают это сразу. Я помню, какие были дети и подростки у нас в Литве до 90-го года и какие они теперь, родившиеся после того, как у нас начались все эти перемены, когда заходишь в класс и они и смотрят иначе, и говорят как бы…

Вопрос: Более свободными стали?

Regina: Абсолютно. И учителя говорят, что как бы подменили учеников, потому что год за годом они приходили такими одинаковыми, а теперь они стали разные и ещё думающими и с ними, может быть, будет больше проблем, но когда они решают эти проблемы, то они уже не имеют этих проблем в будущем.

Sigita: Может, многое мы не успели сказать, но я хочу добавить, что в милиотерапии очень важна сама культура, которая есть в системе, и атмосфера, и демократизация этой атмосферы. То есть создание атмосферы уважения, принятия, толерантности, а так же вместе с тем и конфронтации реальности. Это означает, что мы толерируем, но мы сразу замечаем, если происходит что-то неадекватное, или неэффективное, или ущемляются права кого-то, и даём обратную реакцию человеку. То есть, это такие гуманные отношения и гуманная атмосфера, атмосфера открытости и гласности, где нет секретов, нет напряжения и все мы её участники и все имеем права.

© ГБУЗ АО "АКПБ"
2003-2017
новости | администрация | структура | история | услуги | вакансии
вопрос-ответ | литература | творчество | ссылки