ГБУЗ АО "АКПБ" | «ИКОТА» - ЭПИДЕМИЧЕСКАЯ СЕВЕРНАЯ БОЛЕЗНЬ

ОФИЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:


ОТДЕЛЕНИЯ И СЛУЖБЫ:


РАЗНОЕ:


ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ:






«ИКОТА» - ЭПИДЕМИЧЕСКАЯ СЕВЕРНАЯ БОЛЕЗНЬ

Методические рекомендации

Рекомендации (изд. 2-е дополн.) составлены к.м.н. В.В. Медведевой, предназначены для клинических интернов, ординаторов, врачей психиатров и социальных работников.

Рецензент: доцент кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и медицинской психологии А.В. Парников.

ЛИТЕРАТУРНАЯ СПРАВКА.
КЛИНИКА ИНДУЦИРОВАННЫХ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ С СИМПТОМОМ ИКОТЫ
Массовые психические эпидемии и индуцированные нервно-психические расстройства своими корнями уходят в далекое прошлое и характерны были как для первобытных, так и цивилизованных народов.

В России индуцированные нервно-психические расстройства называли: бесноватость, кликушество, меряченье, икота. Их содержание и распространенность обнаруживали теснейшую связь с социальными условиями, религиозными представлениями и течениями («раскол», «хлыстовщина», «малеванщина»).

На Севере России, в частности в Архангельской области, особое место занимают индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты, ее раньше называли «эпидемическая северная болезнь», так как заболевание склонно к эпидемическому распространению и при определенных неблагоприятных условиях охватывает целые деревни, села. Социальная нестабильность в обществе становится одним из факторов возникновения массовых психических эпидемий, которые достигали своего апогея в критические периоды Российского государства.

В ряде районов Архангельской области до сих пор встречаются архаические формы нервно-психических расстройств или «икотная болезнь», которая периодам получает эпидемическое распространение. Одну из таких эпидемий мы наблюдали в Пинежском районе Архангельской области.

В эпидемию были вовлечены работники детских учреждений, школ, больниц, магазинов и т.д. Удалось выяснить, что эпидемическая вспышка икоты возникла после того, как несколько больных во время приступов произнесли фамилии женщин, которые, якобы, «садят икоту». По отношению к этим лицам жители применяли различные репрессивные действия (одну из них они душили, кололи шилом, поджигали дом, и она вынуждена была покинуть свой дом и поменять место жительства). Начались судебные разбирательства. Здесь испокон веков бытовало представление, что «икота говорит» от имени «порчельников» и только кровь «чаки» (лица, способного «садить икоту») может избавить их от болезни. Больные требовали публичной признания и снятия с них болезни, а когда те «отказывались» расправлялись с ними по своему усмотрению.

Подобные архаические представления о сущности этой болезни, в частности о возможности ее насаждения издавна и прочно бытуют среди коренного населения и являются фактором хронической психической травматизации.

Впервые в очаге краевой патологии были описаны и изучены индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты, выявлены историко-этнографические корни этой патологии, социально-психологические основы, механизмы развития заболевания и на протяжении ряда лет проводились лечебно-реабилитационные мероприятия среди населения данного района. Проследили становление данной формы патологии от истоков ее возникновения - с древнейших времен и до наших дней. Была установлена нозологическая принадлежность данного заболевания, а его сущность определена как индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты.

Данное заболевание откосится к проблеме краевой патологии севера в широком смысле этого понятия. Важнейшие черты этой формы психогении: возникновение по механизму индукции, своеобразие болезненных переживаний (одержимость икотой) связаны с географическими, историко-этнографическими факторами и социальными особенностями жизнедеятельности лиц, подверженных этому заболеванию.

Своеобразное суеверное представление о сущности и происхождении болезни издавна бытующее среди коренного местного населения и прочно удерживающееся до сих пор является фактором хронической психической травматизации.

Первое упоминание в литературе об икоте, одной из форм проявления кликушества на Севере, относится к началу 17 века. Заболевание имеет многовековую историю и своими корнями уходит в глубокую древность» Долгое время эта болезнь рассматривалась как следствие порчи и вселения злого духа. Впервые высказал предположение об икоте как о болезни епископ Архангельский и Холмогорский Вениамин в 1785 г.

Имеется ряд исторических и географических предпосылок для возникновения, распространения и сохранения данного заболевания до наших дней.

По летописным преданиям известно, что Север издавна был населен племенами чуди, «чуди наволоцкой» по Нестору, которая относилась к угро-финской языковой группе. В Пинежском уезде среди местного населения сохранились предания, что по берегам Пинеги во многих местах жила чудь, здесь они строили укрепления для защиты от Новгородцев. До настоящего времени многие населенные пункты сохранили старые чудские названия: Чухченема, Сура, Чакола. У чуди процветало язычество, идолопоклонство. В 10 и 11 веках началась Новгородская колонизация земель Севера. Между новгородскими и чудскими племенами шла длительная борьба. «Чудь белоглазая», как ее называли новгородцы, не хотела ни чужой религии, ни тем более власти новгородцев над собой.

Народы Севера только в 14-16 веках приняли христианскую религию, которая была прогрессивней их старой языческой веры. Однако в отдельных районах Севера язычество удерживалось очень, долго. Так, в 1471 г. Новгородский посадник в своей грамоте называет Суру «поганую», так как это место отличалось крайним невежеством, избытком суеверий у жителей. И даже в 16 веке церковные власти снаряжают одну за другой экспедиции, чтобы в «чудской земле разоряти обычая и крестить некрещеных».

За время реформы в русской православной церкви - середина 17 века, спасались бегством в дремучих лесах Севера староверы, не принявшие реформы и преследуемые правительством. У староверов были распространены знахарства, поверия, суеверия. Расцвет старообрядчества на Севере способствовал сохранению низкого культурного уровня населения.

Во главе раскола стоял Соловецкий монастырь, в молитве которого наряду с другими словами были такие: «...Господи, избавь нас от икоты». В селе Сура находился женский монастырь, в котором призревались лица, страдающие икотой.

Все обследованные нами больные - женщины в зрелом, трудоспособном возрасте. Среди мужчин данное заболевание встречается редко, и нами было выявлено только несколько пациентов преклонного возраста. У большинства обследованных (75%) родственники страдали «икотой».

Вовлеченные в эпидемию лица в основное имели начальное образование (75%), 19% - неграмотные. Все обследованные и их родители - уроженцы данного района. Профессии больных были связаны, с обширным контактом взрослого и детского населения, поэтому имелась постоянная возможность видеть приступы «икоты» друг у друга.

Многие пациенты связывали начало своего заболевания с определенными внешними факторами: психическая травма, соматические заболевания, операции, роды, аборты, начало менструального периода и климакса.

В преморбиде у большинства преобладали истерические и астенические черты характера. Нами было выделено три формы заболевания. Названия форм в своей основе взяты из терминологии, бытующей среди местного населения: «немая», «ревущая» и «говорящая» икота. Каждая из форм имеет свои характерные клинические особенности, но вместе с тем все формы имеют и общие признаки.

1. Приступ может провоцироваться волнением, отрицательными и положительными эмоциями, неудовлетворением желаний, неприятными резкими запахами, звуками, присутствием посторонних людей, наличием приступов у кого-либо из присутствующих. У некоторых больных отмечается своеобразное отвращение или пристрастие (прихоти) к некоторым видам пищи, запахам. Это касается и воспоминаний, ассоциаций, связанных с этими объектами, ситуациями. Так, у больной, у которой приступы икоты возникали в связи с пьянством мужа (психотравмирующая ситуация), приступы может вызвать вид пьяного человека, запах вина. У другой больной приступы икоты вызывались запахами табака, бензина. Эта больная говорила: «Она (икота) у меня скромная, нежная, так как в девках еще посажена. Вино любит тепленькое, простыть не хочет, а мне самой противно пить подогретое вино, но боюсь ослушаться - тут же приступ начнется». Другая больная рассказывала, что у нее три икоты: «Одна не любит масла, вторая - сахара, а третья - любит спирт. Совершенно измучилась, не знаю, как угодить им».

2. У всех больных приступ начинается с предвестников (ауры): слабость, неприятные ощущения в различных частях тела, онемение, ползание мурашек, ощущения комка в горле, пищеводе, желудке, непреодолимая зевота, слезотечение, покраснение или побледнение кожных покровов, учащения дыхания, пульса, сердцебиения, чувство озноба, жара, гипергидроз, тремор рук и век, повышение кровяного давления.

3. У всех больных основным радикалом приступа икоты являются своеобразные гиперкинезы (тики) респираторного, фонационного типа - озвученные и словесные (собственно икота). Они носят непроизвольно-навязчивый, навязчиво-насильственный и насильственный характер. Произвольно больные не могут их прекратить.

4. Продолжительность приступов от нескольких минут до нескольких суток.

5. По окончании приступа больные ощущают слабость, разбитость, мышечную расслабленность, подавленное настроение, тревожность, иногда чувство стыда, неловкость.

6. Среди обследованных больных, особенно старшей возрастной группы, бытует испокон веков сложившееся представление (интерпретация), что икота - существо материальное, она может попадать в организм человека через уши, глаза, нос, кожные покровы. В организме человека она принимает вид волосинки, мухи, таракана, червяка, комка, иных живых существ. Она хозяйничает в организме: «Икота, где живет, бьется как сердце, если в позвоночнике не могу согнуться; переходит под ложечку или к горлу подкатывает, тогда зажимает так, что дышать трудно, или по рукам и ногам передвигается, вижу, будто мыши дергаются. Говорят, что нервы, а я не верю». С влиянием икоты больные связывает свои определенные прихоти, болезненные ощущения в теле и т.д. Икоту, якобы, можно получить при непосредственном контакте с «икотницей», через какие-либо предметы, животных. Иначе говоря, у больных имеются объясняющие, интерпретативные, архаические идеи одержимости, овладения, колдовства, «порчи» на уровне суеверий.

Среди наших наблюдений чаще встречается «ревущая форма икоты (63,7%), затем идет «немая» (24,7%) и «говорящая» (11,6%). Все эти формы можно рассматривать и как этапы течения единого заболевания, так как заболевание чаще начинается с «немой» формы, последовательно может сменяться «ревущей» и «говорящей» икотой.

Для немой формы икоты характерны следующие симптомы: у больных внезапно после какого-либо психогенного воздействия, а иногда и без видимой причины появляется неукротимая зевота, слезотечение, побледнение или покраснение кожных покровов, озноб или жар, происходит учащение пульса, усиливается сердцебиение, повышается АД на 20-40 мм.рт.ст., наблюдается гипергидроз, тремор рук и век. Больные издают глубокие, отрывистые звуки, которые сопровождаются громким иканием («икота фыйкает, хлыкчет»). Данную форму болезни они называют «немочища». Эмоциональное состояние больных во время приступов разнообразное раздражительность, злобность, суетливость, плаксивость, тревога, подавленность, адинамичность. Больные стремятся к уединению, появляется потребность лежать. Сознание во время приступа всегда, сохранено больные ориентируются в окружающей обстановке, собственной личности, они правильно отвечают на поставленные вопросы в периоды между иканиями и продолжают начатую до приступа беседу, работу. Приступы чаще возникают в общественных местах, но бывают и наедине, прекратить их по собственному желанию больные не могут.

Ревущая форма икоты имеет следующие клинические проявления: чаще после каких-либо неприятностей, а иногда и без причины у больных внезапно появляется зевота, слезотечение, частое дыхание, покраснение или побледнение кожных покровов, учащение сердцебиений, пульса, повышение кровяного давления. Непроизвольно сокращаются мышцы гортани и диафрагмы, голос больных совершенно меняется, они издают воющие, протяжные звуки, которые народ называет как «лаять по-собачьи, петь по-птичьему, кричать петухом» и т.д. Все это сопровождается неистовым иканием с плачем или хохотом. Во время приступов больные жалуются на сильную слабость, прекращают начатую работу и ложатся в постель. Другие же больные физически легко переносят эти приступы и продолжают начатую работу, беседу. Сознание, как и при немой форме, всегда сохранено. В это время, как правило, появляется повышенная раздражительность, угнетенное настроение, беспричинная тоска, тревога. Больные стремятся уединиться, чтобы не обращать на себя внимание окружающих. Некоторые больные по характеру издаваемых звуков заявляют о том, что у них икота в виде собаки, птицы, мыши находится в организме и приступами выражает свое недовольство или удовольствие.

Следующая клиническая форме икоты - говорящая. Как и при других формах икоты, приступ, обычно, начинается с неприятных ощущений в различных частях тела, чувства онемения, ползания мурашек, озноба, ощущения комка в горле, пищеводе, желудке, слезотечения, непреодолимой зевоты. При этом наблюдается учащение пульса, повышение кровяного давления. Сильное протяжное икание сопровождается выкрикиванием отдельных слов, фраз, часто нечленораздельных. Больные выкрикивают имена тех людей, которые, якобы, их испортили. Во время приступов они выбалтывают сведения, о которых бы никогда никому не рассказали в обычном состоянии. Иногда приступы «говорухи» проявляются выкрикиванием нецензурных слов (копролалия), эхолалией, эхопраксией. Вокруг больной с приступом «говорухи» всегда собираются другие женщины, страдающие икотой и, настойчиво повторяя вопрос много раз, просят, чтобы было произнесено имя той женщины, которая «садит» икоту. И больные выкрикивают имена. Если имя произнесено, окружающие также настойчиво внушают, чтобы больная расправилась с ней. Больные могут автоматически подчиняться и против своего желания учинять расправу. Также автоматически, «помимо своей воли», набрасываются на окружающих или сокрушают все, что попадет под руку. Во время самого приступа больные на вопросы не отвечают, сознание не изменено, сужено: они помнят разговоры окружающих, автоматически выполняют различные просьбы врача, но помимо своей воли (автоматическая подчиняемость) могут выполнять желания, приказы посторонних людей, о чем после приступа сожалеют (набрасываются драться, громят окружающие предметы, раздеваются, уходят куда-либо). Наличие бредовых и галлюцинаторных переживаний не определяется. Приступы во времени разнообразны: от нескольких минут до нескольких часов и редко дней с небольшими перерывами. После приступа у многих на несколько дней сохраняются слабость, разбитость, пониженное настроение, тоска, тревога. Многие больные ярятся своих приступов говорящей икоты, так как они понимают, что произносят жена невинных людей, подруг, родственников, а местные жители всегда начинают мстить этому человеку, его семье. Нередко это приводило к дракам, попыткам убийства, судебным процессам.

Как видно, немая форма проявляется более простыми, элементарными истерическими расстройствами, ревущая и говорящая - более сложными, со своеобразным изменением сознания (сужение сознания, гипноидное состояние) с усилением патологической подчиняемости, внушаемости.

В генезе приступов икоты ведущее место занимают истерические механизмы и механизмы индукции, поэтому мы и назвали данную болезнь: индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты. Каждая форма заболевания является этапом единого процесса, где происходит углубление симптоматики.


ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ И ПСИХОСОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ
Индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты представляют большой интерес в смысле вскрытия взаимоотношений социального и биологического механизмов перерастания социально-психического в патобиологическое (болезнь).

Генезис описанных индуцированных нервно-психических расстройств имеет сложную многофакторную обусловленность, с учетом которой и следует строить лечебно-профилактическую работу.

1. Своеобразное архаическое суеверное представление о сущности и происхождении болезни издавна и прочно бытующее среди коренного населения Пинежского района Архангельской области является фактором, обусловливающим ситуацию хронической психической травматизации.

Эти представления имеют свои историко-этнографические корни, «почву», достаточно прочно удерживаются до сих пор, поддерживаются спорадическими случаями икоты и периодическими эпидемическими вспышками среди отдельных групп населения. В генезе приступа ведущее место занимают истерические механизмы, механизмы индукции.

2. В большинстве своем «икота» развивается у лиц с низким образовательным и культурным уровнем, интеллектуальным примитивизмом.

3. В преморбиде - это личности с особым складом, с астеническими и истерическими чертами характера.

4. Почти у всех больных имеет место измененная соматическая реактивность - наличие в анамнезе хронических соматических заболеваний, эндокринная дисфункция.

5. Вне приступа и, особенно резко во время приступа, у больных выявляются вегетативные расстройства.

6. Во время приступа и вне его обнаруживаются эмоциональные сдвиги, часто астеническая симптоматика.

7. У всех больных во время приступа выявляется единый радикал - гиперкинезы (тики) мышц дыхания, фонации. В генезе подобного рода невротических и неврозоподобных тиков в настоящее время отводится важная роль системной слабости стриопаллидарных функциональных механизмов.

Отсюда, на первое место среди лечебно-профилактических мероприятий следует поставить широкую психопрофилактическую и психогигиеническую работу среди населения. Эта работа должна включаться в систему воспитательной и учебной работы в школах, культурно-просветительную, санитарно-просветительную работу на предприятиях и среди широких слоев населения Пинежского района. На культурную и просветительную работу в этом районе следует обратить особое внимание.

Молодое поколение должно быть знакомо с историческим аспектом этой проблемы уже в школах.

Врачи всех специальностей должны, быть ознакомлены с клиникой, этиопатогенезом данного заболевания, основами лечебно-профилактической тактики, умело и убедительно нести медицинские знания по этой проблеме в массы, в молодежные коллективы, грамотно проводить психотерапевтическую работу среди больных «икотой», во время выявлять и правильно лечить этих больных.

На первое место среди лечебных мероприятий должна быть поставлена психотерапия. Психотерапия может проводиться индивидуально и коллективно, причем, в последнем случае следует брать больных на сеансы с одинаковыми формами заболевания и давать им возможность самостоятельно группироваться с кем они делают, кому доверяют. Курс лечения должен состоять из 7-9 сеансов по 20-30 минут. Перед первым сеансом больным необходимо в доступной форме объяснить суть заболевания и гипнотического внушения.

Необходимо широко применять психотерапию в состоянии бодрствования, так как она доступна всем врачам: участковых и районных больниц. В форме беседы больной объясняются причины болезни, ее развитие и пути устранения. Такая психотерапия должна проводиться индивидуально с учетом личностных особенностей больной, ее взаимоотношений с окружающей средой и психотравмирующих факторов. Надо помочь больным критически отнестись к конфликтным ситуациям, правильно на них реагировать, избавиться от страха «насаждения» икоты. Психотерапия в состоянии бодрствования должна являться и подготовительным этапом перед специальным лечением (гипнотерапией, медикаментозной терапией).

Важное место в системе терапевтических мероприятий занимает «санирование» почвы, то есть лечение хронических соматических заболеваний, назначение витаминов и общеукрепляющих средств.

Для снятия аффективных и вегетативных расстройств рекомендуем назначать транквилизаторы. В процессе активной терапии эффективно назначение малых антидепрессантов.

Учитывая характер основного радикала «икоты» (тики, гиперкинезы), а также объясняющие идеи одержимости, овладение и порчи, уместно назначение малых доз нейролептиков (этаперазина, трифтазина, галоперидола). Для купирования больших приступов икоты эффективны инъекции аминазина с пипольфеном.

После курсового лечения рекомендуется поддерживающая терапия психофармакологическими средствами в течение нескольких месяцев.

На этапе поддерживающей терапии некоторым больным для снятия аффективных проявлений рекомендуем принимать карбонат лития. Активную терапию можно повторить через 6-12 месяцев до полного исчезновения симптомов «икоты».

Социальная работа в условиях психических эпидемий должна) включать следующие направления:

- полная осведомленность в вопросах краевой патологии Севера, в частности, в плане психических эпидемий;

- уметь выявлять и оценивать комплекс факторов риска и определять их воздействие на здоровье населения в условиях психосоциального стресса, для чего следует обладать элементарными знаниями критериев диагностики истерии, так как истерические личности легко поддаются постороннему влиянию и создают так называемую группу риска;

- уметь выявлять индукторов психических эпидемий, в том числе и среди психических больных, и принимать к ним меры медицинского характера вплоть до изоляции от населения;

- к факторам риска можно отнести и низкий образовательный и культурный уровень населения, что надо искоренять путем преодоления и объяснения отрицательного воздействия некоторых традиций и суеверных представлений о болезни;

- учитывать психологию личностных и коллективных отношений;

- знать социально-экономический уровень курируемого населения, уровень заболеваемости и отлаживать систему взаимодействия населения с медицинскими работниками лечебно-профилактических учреждений, а при возникновении эпидемий помогать органам здравоохранения проводить лечебные мероприятия;

- население данного региона должно быть полностью информировано о сущности болезни, механизмах ее происхождения и проявления, участвовать в совместном обсуждении негативных и позитивных влияний данной проблемы, соотносить психологические и возрастные особенности населения региона с проблемами их и интересами;

- обеспечить целенаправленное педагогическое влияние на поведение детей и взрослых, проводить мероприятия по оздоровлению коллективов, особенно если там имеются больные с данной патологией, показано их рассредоточение для исключения взаимной индукции вплоть до переезда в другие населенные пункты;

- знать и правильно оценивать влияние благоприятных и вредных факторов окружающей среды, условий производственной деятельности на организм человека, участвовать в профессиональном отборе и профессиональной ориентации населения;

- пропагандировать здоровый образ жизни и реализовывать его на практике: это гигиенические и воспитательные мероприятия в семье, дошкольно-школьных и других учебных заведениях, и по месту работы членов семьи, решать ее социальные проблемы, куда входят культура, право, экономика, гигиена и диетология, психология, физическое воспитание и домашняя педагогика;

- проводить индивидуальную и групповую работу с населением данного региона по улучшению социальной адаптации, куда могут быть включены следующие направления: тренинг положительных навыков, социально-правовая защита, организация терапевтической среды, групп по интересам, клубная работа, взаимодействие с организациями и трудовыми коллективами, сформирование ответственности за социальное поведение;

- при возможном возникновении религиозных эпидемий социальные работники должны учить население разумно соблюдать религиозные обряды, оградить от слепого следования религиозным канонам, если последние могут оказаться вредными для здоровья большинства, научить использовать ритуалы молитвы как аутотренинг нервно-психической сферы;

- обладая мастерством психологического контакта, социальный работник помогает преодолевать психологические трудности в семье, которые нередко приводят к психотравмирующим ситуациям и возникновению неврозов; социальный работник должен стать близким другом и помощником семьи;

- социальный работник обязан разбираться в новоявленных «специалистах» в виде экстрасенсов, биоэнергетиков, колдунов, шаманов и других народных целителей средневекового толка, тактично и целенаправленно объяснять их вредное влияние на людей.

Таким образом, социальная работа, должна быть направлена на предупреждение социальной и психологической напряженности в обществе, на повышение общеобразовательного и культурного уровня населения, на защиту прав и интересов населения путем взаимодействия с органами исполнительной и законодательной власти.


ЛИТЕРАТУРА
1. Ефименко А.Я. «Икота и икотницы». Памятная книжка Архангельской губернии, 1864 г.
2. Елизаровский И. «Икота - недуг Архангельской губернии» Газета Архангельские губернские ведомости, 1863 г.
3. Медведева В.В. «Индуцированные нервно-психические расстройства с симптомом икоты». Автореферат дисс. канд., Москва, 1980 г.


© ГБУЗ АО "АКПБ"
2003-2017
новости | администрация | структура | история | услуги | вакансии
вопрос-ответ | литература | творчество | ссылки