Главная

История развития психиатрической службы на севере

Видный советский психиатр В.А. Гиляровский в свое время писал: «Психиатрия - это зеркало, в котором отражаются все теневые стороны жизни», а С. С. Корсаков заметил: «По тому, как устраивает общество своих душевнобольных можно судить об уровне его культуры, цивилизации».

Психиатрия (наука и практика), действительно, из всех медицинских дисциплин является наиболее уязвимой и чувствительной ко всякого рода кризисам в обществе, ортодоксальным перегибам в естественных и мировоззренческих науках и за свою историю пережила немало «перестроек» и «ломок».

История оказания помощи душевнобольным на Русском Севере тесно связана с культурой, менталитетом, сакральными ценностями нашего Поморья. А они формировались и функционировали в плотном инородческом и иноэтническом окружении. Русский Север является областью, где в течение многих веков происходило столкновение разных этносов, культур, веры (шаманизм, язычество, староверцы, православие).

Как показывает история христианизации шаманских культур народов Севера, шаманизм как религиозная система практически несовместима с христианством. В результате уничтожения старой религии и внешнего усвоения новой, образовался духовный вакуум, в который хлынули ранее сдерживаемые традиционными механизмами «лжепророки»: колдуны, ведуны, прорицатели, а сама культура этих народов (ненцы, коми) приобрела квазишаманистский, квазихристианский характер. В результате рефлексивной, культуртрегерской работы и возник новый вариант культуры, имевший «колдовской» характер

После уничтожения - низвергания шаманов колдун похищает их харизму.

Важнейшая черта мифологического образа колдуна - перевернутость, «вывернутость наизнанку» Оборотническая сущность колдовства породила представление о необычном облике колдуна и «подменных» (испорченных) им людей, «порче». В этих землях были широко распространены истеродемонические заболевания - «шева», «икота», «шаманская болезнь». Поэтому вся этническая периферия Русского Севера наделялась характеристиками антимира, в котором обитают народы, обладающие мощным колдовским потенциалом.

К числу колдовских народов, по представлениям русских крестьян Севера, относились самоеды-ненцы и коми, которые напускали на «Русь» порчу - «икоту». Как русская периферия истеродемонических заболеваний коми и ненцев, выступали Мезень и Пинега. К 19 веку основной их очаг перемещается на Печору и в верховья Мезени и Важки. Здесь возникали целые эпидемии истеродемонических заболеваний «Корнем» всех икотников считалась Сура В монастырях и церквях этих мест даже была специальная молитва: «Господи, избави нас от икоты». Не только «икотников», но и других психически больных в те времена пользовали знахари, народные лекари, «призревали» монастыри.

Зачатки врачебной помощи душевнобольным, судя по архивным данным, в наших краях прослеживаются с конца 18 начала 19 веков.

В 1785 году Приказом общественного призрения в Архангельске была «открыта больница для лечения временно страждущих - по совершении в ней молебствия» - на 28 человек.

А в январе 1786 года (по архивным данным) в «Присутствии» слушалось сообщение о посадском мещанине Иване Семенове: «доколе освободится от приключившегося с ним пьянства - безумия», - до отстройки больничного дома отослать под присмотр в гауптвахту, лечение его возложить на доктора Игнациуса». Очевидно, в 1786 году какого-либо больничного отделения для оказания помощи душевнобольным в г. Архангельске еще не было.

Начиная с 1785 года, многократно ставился вопрос «об установлении и надзирании дома сумасшедших». Но лишь в 1855 году во дворе больницы «временно страждущих» был учрежден «дом умалишенных на 5 кроватей».

В 1874 году контора больницы после аудиторской проверки сообщает, что душевнобольные содержатся в отдельном больничном здании «до освидетельствования же они содержатся в общем, больничном здании», где, «выделена комната с железными решетками». «Буйные и неопрятные» переводятся затем в «дом умалишенных». Отделение «для умалишенных» помещается в отдельном флигеле с особым двором и садом. В отделении «для буйных» имеются 3 комнаты -две для мужчин и одна для женщин. В отделении в среднем содержится до 15 человек

По данным врачебного инспектора В.И. Орнадского и Л.Г. Лейбсона, в 1884 году во дворе больницы был выстроен деревянный флигель на 10 кроватей, в котором в сущности сосредотачивалось призрение и лечение душевнобольных всей Архангельской губернии. Полная непригодность этого здания для душевнобольных: теснота (в отделении постоянно было больных в 3 - 4 раза больше против «нормы»), отсутствие элементарных удобств, нехватка персонала стала очевидной вскоре, и уже с 1887 года была «предметом внимания местного начальства».

В 1890 году был поднят вопрос о постройке нового здания. Но прошел целый ряд лет, в течение которых почти беспрерывно велась бесплодная переписка о различных проектах в этом направлении, и, в конце концов, по ходатайству губернатора А.П. Энгельгардта был разрешен кредит в 49577 руб. 78 коп. на постройку в больничном дворе флигеля на 30 - 35 душевнобольных на трехлетие с 1902 года.

В 1902 году был возбужден врачебным инспектором В.И. Орнадским вопрос о постройке больницы для душевнобольных за городом стоимостью в 108 тыс. руб. Но решили этот вопрос иначе: городское общественное управление выделило бесплатно два участка вблизи больницы, и осенью 1905 года на этой территории было построено отделение для душевнобольных в виде двух деревянных бараков для мужчин и женщин. Стоимость их была исчислена в 61 тыс. 230 руб. В отделениях находилось 34 больных мужчин и 11 женщин.

Лейбсон Г.М. (1870-1942 гг) - в октябре 1903 по решению Архангельского губернского правления назначен зав.психиатрическим отделением Арх. больницы приказа общественного призрения с исполнением обязанностей ординатора23 октября 1903 года Архангельское губернское управление вынесло решение, согласно которому на врача Германа Михаиловича Лейбсона (1870 - 1942) возлагалось заведование психиатрическим отделением архангельской больницы «Приказа общественного призрения» и исполнение в нем ординаторских обязанностей.

Уже через полгода по освящении бараков, Г.М. Лейбсон указывал на переполнение отделений, так что «не только новых больных принять нельзя, но и наличных разместить негде. Около половины больных беспокойны и буйны: постоянным криком и шумом и всевозможными проявлениями душевной болезни своей они раздражают друг друга; для спокойных же и тихих больных они являются источником истинных мучений, им негде укрыться ни от шума, ни от частых нападений со стороны беспокойных. Редкий день проходит без драки... О проведении какой-либо лечебной меры в случаях, где она настойчиво показана и где при правильной, нормальной постановке дела нередко достигается излечение или временное улучшение, не может быть и речи...».

Все эти и другие недостатки были устранены энергичными мерами заведующего отделением Г.М. Лейбсона. Часть больных из мужского отделения перевели в женское с соответствующей изоляцией. В бюджет на ближайший год Г.М. Лейбсон внес расход на приобретение полного комплекта одежды и обуви для больных, чтобы они могли гулять на свежем воздухе. Через два года после организации нового психиатрического отделения площадь, окружающая оба здания, стала уже благоустроенной. Рядом с женским корпусом разбили сад, а около мужского устроили каток. Руководствуясь новыми взглядами на лечение душевнобольных, Г.М. Лейбсон придавал большое значение трудотерапии. Уход за садом и в зимнее время за катком осуществляли сами больные. Они же пользовались тем и другим. Только тяжело больные, «буйные» изолировались и находились под строгим наблюдением надзирателей.

Корпуса психиатрических отделений, построенные в 1905 г. (ул.Суворова)Эти два деревянных корпуса сохранились и функционировали, как лечебная база и база кафедры психиатрии АГМА, вплоть до 1990 года, когда они были снесены по решению облздравотдела ради постройки кардиологическою отделения первой городской больницы скорой помощи.

С реорганизацией Северного края (Архангельская область, Вологодская область, Коми-республика) и выделением Архангельской области в самостоятельную территориально-административную единицу перед здравоохранением остро встал вопрос о расширении коечной сети для психически больных, врачебных кадрах, в том числе - психиатрических, о создании в Архангельске собственной базы для подготовки медицинских кадров.

В начале 30-х годов в Архангельск приехали врачи - психиатры Л.И. Перевалова, П.И. Быстров и Ф.Л. Мисник.

16 декабря 1932 года считается актовым днем Архангельского медицинского института.

Кафедра психиатрии АГМИ была основана в 1936 году.

Первым заведующим кафедрой психиатрии с 1936 до 1941 годы был Жилин Иван Никифорович (1895 — 1951) - представитель казанской психиатрической школы, ассистент кафедры психиатрии Казанского медицинского института, кандидат медицинских наук, приват-доцент.

Жилин И.Н. - профессор (1936-1941 гг)Квалификационной комиссией АГМИ во главе с директором Кривицким М.Ю. - Жилин И Н. был назначен в 1936 году на должность профессора кафедры психиатрии АГМИ.

Основным направлением научных исследований И.Н. Жилина было изучение экзогенных и органических психических заболеваний. Этим проблемам было посвящено 15 научных работ.

Базой кафедры были два психиатрических отделения на 50 коек каждое. Психиатрические отделения входили в состав первой городской больницы, амбулаторный прием психически больных осуществлялся в одном из кабинетов центральной поликлиники.

На кафедре преподавалась одна дисциплина - психиатрия. Штатных ассистентов и лаборантов на кафедре не было. Педагогический процесс вели И.Н. Жилин и врачи Л.И. Перевалова и П.И. Быстров.

С 1937 по 1940 годы на кафедре психиатрии в клинической ординатуре обучался П.И. Суетин - первого выпуска врачей АГМИ.

Из выпуска 1939 года пополнили когорту врачей - психиатров В.И. Мишенева и А.Ф. Верещагина. В этом же 1939 году под 3-е психиатрическое отделение для хронически больных передается еще деревянный одноэтажный корпус; в 1940 году открывается в деревне Богословка в приспособленных помещениях психиатрическая колония, в 1960 году она была закрыта (главные врачи Ф.С. Афлитулина, А.Ф. Кравченко, В.Г. Лобанова, В.И. Рухлова).

По воспоминаниям врачей-психиатров, работавших вместе с И.Н. Жилиным, он страдал паркинсонизмом, но был добрым человеком, много времени отдавал организационной и лечебной работе: много консультировал больных, делал несколько раз в неделю обходы, разборы больных, научной работе уделял меньше внимания, диссертационных работ в эти годы не планировалось.

В архиве кафедры имелась фотография: И.Н. Жилин с врачами Л.И. Переваловой, П.И. Быстровым и секретарем парткома - в своем кабинете. В кабинете на фото - два переходящих красных знамени. П.И. Суетин рассказывал, что эти два переходящих красных знамени кафедра получила за образцово поставленную работу - от АГМИ и первой городской больницы.

В 1941 году И.Н. Жилин вновь уехал в свой родной город - Казань, в казанский медицинский институт.

Как видно, в предвоенный период растет психиатрический коечный фонд, количество врачей, научные кадры кафедры. Возникает ситуация готовности к выделению самостоятельной психиатрической службы в г. Архангельске.

Война приостановила дальнейшее развитие психиатрической службы в Архангельской области в среднем на 10 лет.

Дубинин А.М. - доцент (1941-1950 гг)С 1941 по 1950 годы кафедру психиатрии АГМИ возглавлял доцент Дубинин Александр Максимович 1899 —1956) — представитель московской психиатрической школы.

В 1931 году он закончил аспирантуру на кафедре психиатрии первого Московского медицинского института, затем работал в качестве старшего научного сотрудника в НИИ судебной психиатрии им. В.И. Сербского.

В 1934 - 1935 годах по совокупности научных работ и опыта педагогической деятельности А.М. Дубинину были присвоены степень кандидата медицинских наук и звание доцента.

В 1936 году А.М. Дубинин был приглашен профессором Ю.В. Каннабихом (видный отечественный психиатр и историк психиатрии) на должность старшего ассистента кафедры психиатрии третьего Московского медицинского института. В связи с болезнью профессора Ю.В. Каннабиха А.М. Дубинин исполнял обязанности зав. кафедрой с 1938 года.

В 1941 году по назначению наркомздрава СССР А.М. Дубинин переведен в Архангельский государственный медицинский институт на должность заведующего кафедрой психиатрии.

А.М. Дубинин известен своими оригинальными и практически значимыми работами в области структуры и исходов психических заболеваний, психопатий. Имел 28 печатных работ. В течение последних лет своей жизни написал 10 работ, посвященных структуре «психопатического слабоумия». Эти работы составили основу его докторской диссертации, и только тяжелое заболевание не позволило ему закончить этот оригинальный научный труд.

Базой кафедры (1941 - 1950) оставались те же 3 отделения с общим количеством 130 коек.

В психиатрических отделениях к 1941 году работали уже 12 врачей-психиатров.
Заведование кафедрой А.М. Дубининым выпало на трудные военные годы.

В 1941 - 1942 годах мобилизовали в Красную Армию врачей-психиатров П.И. Быстрова, Ф.Л. Мисника, В.И. Мишеневу. П.И. Суетин был переведен в горздравотдел.

В трех деревянных корпусах больницы и колонии для хронических психически больных размещалось более 400 больных. В 1941 - 1942 годах на эту же базу прибыли эвакуированные из Петрозаводска психически больные с врачом Н.Н. Тихомировым, поступили больные из госпиталей (под военнослужащим был выделен на территории еще один деревянный корпус).

Работать мед. персоналу приходилось в чрезвычайно трудных условиях. Всех больных в отделениях обслуживали 3 врача-психиатра, 18 мед. сестер и 50 санитарок. Отделения были переполнены. Больные лежали всюду - даже в проходах между кроватями, на полу Не хватало постельного белья, обуви, медикаментов, средств для купирования возбуждения. Больные получали питание по карточкам: 400 г. хлеба, 20 г. масла и сахар. При больнице был огород. Раскапывались под посадки картофеля и прогулочные садики. Овощи, выращенные на огороде, шли для дополнительного питания больных. Спасали от авитаминоза и голода: тюлений жир, хвойные экстракты.

Особенно трудно было в зимнее время: не хватало дров. В отделениях нужно было топить около 20 печей. Дрова приходилось заготавливать медперсоналу и больным: вылавливали бревна баграми из воды, выкапывали изо льда; на себе, на санках после работы тащили, затем разделывали для топок.

На берегу Северной Двины размещались бомбоубежища, в которых (а часто просто между грядами в огороде) в 1942 году укрывались во время бомбежек больные и медперсонал.

Счастливая случайность уберегла от бомб все корпуса психиатрических отделений, хотя на территорию больницы упали две тяжелых бомбы и масса зажигалок, сгорел дотла вещевой склад, подсобное помещение.

Во время бомбежек действовал сформированный из больных - военнослужащих и медперсонала специальный отряд. Он охранял отделения, дежурил во время налетов на чердаках и крышах, помогал в эвакуации больных. На чердаке женского отделения еще в 80-е годы сохранялись обгоревшие балки - следы зажигательных бомб, попавших в здание.

Самоотверженно, не жалея сил, трудился медперсонал психиатрических отделений. Домой со смены уходили на 5- 6 часов, часто ночевали в отделениях, работали по несколько смен подряд, спали на топчанах, на полу. Иногда и дети медперсонала оставались с матерями «на посту».

Мед. сестры и санитарки почти ежемесячно сдавали кровь, вкладывали сбережения в нужды отделения, отсылали теплую одежду на фронт.

Ни один больной в психиатрических отделениях не умер от голода, не погиб во время налетов.

Врачи вели по 90 - 100 и более больных, амбулаторный прием, все виды экстренной работы, обслуживали консультации в госпиталях и гражданских лечебных учреждениях.

Фрагмент истории болезни военных лет.Не было форменных историй болезни, бумаги. Истории болезни писались на старых книжных, журнальных и газетных листах. Тем не менее, содержание записей в этих историях болезни говорит о том, что больные подвергались полному психопатологическому обследованию: психический статус полон, грамотен, аккуратно велись дневниковые записи, листки назначений, формулировка диагнозов свидетельствует о достаточно высоком клиницизме врачей.

Состав больных психиатрических отделений 1941 - 1945 годов очень отличался от такового в 80-е годы. Врачами Медведевой В.В., Шаповаловой Л.Н. и Белой Е.Н. был проведен сравнительный анализ поступивших в психиатрические стационары больных в 1941 - 1945 годах и в 1985 году: всего были «подняты» 2621 история болезни поступивших в 1941 - 1945 годах и 4711 -в 1985 году.

Состав больных в 1941 - 1945 годах представлен следующим образом: шизофрения - 28 %; эпилепсия - 13 %; психогении - 19 %; олигофрения - 5,3 %; МДП - 2,9 %; органические психозы - 5,3 %; симптоматические психозы (алиментарная дистрофия, авитаминозы и другие) - 3,6 %; алкоголизм - 1,9 %; наркомании - 0,8 %; психопатии и психопатоподобное поведение - 0,7 %...

В 1985 году из всех поступивших: шизофрения - 26,3 %; алкоголизм - 38 %; алкогольные психозы - 8,5 %; наркомании 4,8 %; на все остальные психические заболевания приходилось около 23 %.

Лечебный арсенал того времени в психиатрических отделениях был весьма ограничен. Для купирования возбуждения, например, использовали влажное обертывание, щадящее физическое ограничение, из медикаментов: бромиды, скополамин, хлоралгидрат, бромурал, электросудорожную терапию. Из курсовых методов терапии применялась очень ограничено -инсулинотерапия (не было сахара и глюкозы) и широко - электросудорожная терапия.

Больные вовлекались в трудотерапию: шитье, вязание, самообслуживание, заготовка дров; в летнее время: работа на огороде, заготовка сена, уборка территории, оказание помощи в хозяйственных работах соматическим отделениям первой городской больницы (психиатрические отделения оставались в составе этой больницы).

Сохранных больных водили в кино, отпускали в краткосрочный отпуск домой.

Было трудно, очень трудно, но медперсонал, врачи того времени вспоминали об удивительно слаженной работе всего коллектива, очень здоровом психологическом и нравственном климате в нем, дружбе, взаимопонимании, взаимоуважении, высокой ответственности, субординации. Не было тогда никаких склок, нарушений трудовой дисциплины. С сожалением констатировали старые ветераны утрату в наше время многих этих традиций.

Вспомним поименно тех работников, кто был участников ВОВ, и кто оставался работать в эти годы в психиатрических отделениях г. Архангельска.

Участники ВОВ:

Зав. кафедрой психиатрии АГМИ (1950 - 1957) - профессор И.И. Лукомский.
Врачи: Мишенева В.И., Прокопьева А.В., Синцова С.Н., Москвичева А.Ф., Авдеева В.М., Переверзев Н.С., Катарин С.М., Быстров П.И., Мисник Ф.Л., Нифагин А.П^.
Мед. сестры: Конева Е.К., Чехина Л.И., Аскорбина Л.И., Волкова А.П., Корельская У.А., Гаврилова М.М., Сайченко Л.П., Белогорцева М.К., Рощина ПИ., Барачевская А.И., Веселова Л.П., Жданова П.П., Остапчук Е.И.
Санитары: Щвицкая Д.Е., Перфильева Е.М., Голубев М.И., Баранов Б.М, Гашкова Т. А., Ерин И.В., Сергеев Г.В., Сташевский В.Н., Калмыков В.М., Добрянская А.П., Молчанова МФ., Куроптева А.И., Узкая И.М., Хвиюзова М.И., Юрьева В.Н., Харченко Н.Е., Граничева О.Я., Зотова Е.В., Ананьина З.И., Казаков В.Н., Варзинов Ф.Р., Буракова К.Н., Краев Л.М., Егоршикова В.Д.
Административно-хозяйственная часть: Коржавин Г.Н., Беляева А.И., Норкин И.Ф., Придеин В.И., Шадрин П. А.

В годы ВОВ работали в психиатрических отделениях г. Архангельска:

Зав. кафедрой психиатрии АГМИ доцент Дубинин А.М.
Врачи: Перезалога Л.И., Верещагина А.Ф., Тихомиров Н.Н., Суетин П.И., Афлитулина Р.Г.
Военврачи: Мацкевич А.Н., Плавинский А.К., Переверзев Н.С.
Мед. сестры: Бочурко О Г, Волкова А.П., Лебедева МК., Попова АИ., Шагалова М.И., Дюкова АН., Морозова З.А., Коноплева М.А, Рыжкова М.М., Новожилова Т.Е., Верещагина Н.К., Литвиненко К.Л., фельдшера: Титков В.Н., Романчук Н.А.,
Санитары: Мамонтова П.П, Кухтина А.И., Орлова П.Н., Коноплева Е.С., Капустина АН., Нестерова Л.А, Воеводина Е.Н, Широкая Т.И., Абакумова В.И., Гаучус АН., Бубновская АВ., Титкова С.У., Торопова П.А, Новгородова Н.П., Панкратова М.Ф., Сивкова В.и., Самойлова АП., Попова М.А, Тарасова М.Н., Попова Е.А, Шелагина А.А., Рыбакова Е.А, Климова Н.И., Вдовина А.К., Таратина АВ., Лостовская М.Н, Михеева АИ, Скучаревская С.Н., Барченко К.Л., Захарова А.Н., Михалева Н.И., Сухин И.П., Биричевская М.К., Федосеева Л.В., Долгаева Л.Н., Зелянин И.А., Сулуянова Н.П, Щуров В.Л., Щукин А.Т., Пятышева Е.И., Синицкий ПО., Калашникова В.В., Щевицкая А.Е., Голубев И.И., Баринов В.., Гулина АН. и другие.

В трудных военных условиях на кафедре психиатрии на должном уровне велся пед. процесс. Лекционный курс (психиатрия) читал доцент АМ. Дубинин. Штатных ассистентов не кафедре не было, практические занятия вели врачи Л.И. Перевалова и А.Ф. Москвичева.

В клинической ординатуре учились АГ. Кравченко и Е.А Беляева.

Доцент АМ. Дубинин вел большую систематическую консультационную работу в психиатрических отделениях, работал в тесном контакте с военврачами госпиталей.

По воспоминаниям врачей, А.М Дубинин обладал сдержанным характером, был немногословен, но его консультации и разборы больных всегда оставляли впечатление высокого профессионализма, приносили врачам удовлетворение, «будили мысль».

На кафедре активно велась научная работа. Ее тематика была целиком подчинена военному времени.

Систематически идут доклады на научных сессиях АГМИ и публикации в сборниках научных работ АГМИ.

Так в Сборнике АГМИ «Военная медицина», 1942 года помещены следующие статьи:

Профессор Михеев В.В. - «Неврозы военного времени».
Ассистент Штремель АХ. - «Распознавание истерических и эпилептических судорожных припадков».
Профессор Михеев В.В., военврач 2-го ранга И.С. Брегман - «О чем говорят ранения лобных долей мозга».

В сборнике 2-я научная сессия Архангельского мединститута (26 октября - 3 ноября 1942 г.) идут статьи:
Профессор Михеев В.В. «О границах функционального»;
Доцент Дубинин А.М «Синдром слабоумия при поражении лобных долей мозга»;
Профессор Михеев В.В. «Нейроифекция на Севере»;
Ассистент Мациевский С.А «Весенне-летний (клещевой) энцефалит в Архангельской области»;
Ассистент Мациевский С. А. «Полиомиелиты и полиэнцефалиты на Севере».

В сборнике 3-я научная сессия АГМИ (22 - 25 апреля 1944 г.) помещена статья доцента Дубинина А М. «Основные принципы психиатрической диагностики».

В сборнике 2-я нервно-психиатрическая научная конференция эвакогоспиталей, облздрава и ФЭЛ совместно с АГМИ (15-16 апреля 1944 г.) можно найти статьи:

Доцент Дубинин А.М «Военно-психиатрическая оценка психической заболеваемости по материалам ВКК психиатрической клиники АГМИ»;
Доцент Истомин П.П (начальник нервного отделения ЭГ) «О некоторых особенностях заболеваний ЦНС в период ВОВ»;
Мацкевич А.Н. (военврач) «О бреде при авитаминозных психозах»;
Мацкевич А.Н. «О некоторых интоксикационных психозах в обстановке военного времени».

В сборнике 4-я научная сессия АГМИ (13 - 17 мая 1945 г.) доцент Дубинин АМ публикует статью «Основные принципы психиатрической экспертизы».

Регулярно работало Архангельское общество невропатологов и психиатров. Председателем общества в годы ВОВ был профессор Михеев В.В. Общество проводилось совместно с военврачами госпиталей.

Первое заседание общества в 1941 году идет под № 47. В год проходило 10 заседаний общества. В мае 1945 года проходит заседание под № 86.

В журнале «Невропатология и психиатрия» № 4 за 1942 год имеется отчет профессора В.В. Михеева о деятельности Архангельского общества невропатологов и психиатров.

В.В. Михеев указывает на следующие направления работы общества: Военные травмы и ранения мозга; Неврозы и судорожные состояния в военное время;
- Отморожения, каузалгии;
Авитаминозы и их влияние на нервно-психическое состояние.

В качестве докладчиков на заседаниях общества невропатологов и психиатров выступали: В.В. Михеев, А.М. Дубинин, А.Х. Штремель, А.С. Мациевский, А.Г. Марголин, АК. Плавинский, А.Н. Мацкевич, П.П. Истомин, ЛИ. Перевалова, Н.Н. Тихомиров, ИС. Брегман.

О чем писали психиатры в 1941 - 1945 годах в журнале «Невропатология и психиатрия»?

Если в предвоенные годы в журнале «Невропатология и психиатрия» главным образом печатались статьи, посвященные углубленному изучению и анализу основных психопатологических синдромов, механизмами их развития, эндогенным психозам, разработке активных методов терапии психических заболеваний, то, начиная с 1941 года, тематика научных сообщений резко меняется. Основными проблемами становятся: психические изменения при травмах мозга, ранениях, психозы при раневом сепсисе, психогении военного времени, психические изменения при алиментарной дистрофии, авитаминозах, судорожные синдромы различного генеза, разработка эффективных методов их лечения, восстановление психических дефектов при указанной патологии. Так из 263 статей за 1942 - 1946 годы этим проблемам в журнале «Невропатология и психиатрия» посвящено - 186.

Авторами статей, сообщений, рецензий являлись: М.О. Гуревич, АС. Шмарьян, Ф.Ф. Детенгоф, АН. Залманзон, А.Н. Малахов, Г.Г. Каранович, И. Бергер, В.И. Осипов, Р.Я. Голанд, И.Г. Равкин, В.А. Гилляровский, Л.Л. Рохлин, М.А Гольденберг, Д.М Залкинд, М.Я. Серейский, А.С. Ремезова, И.И Лукомский, И.С. Зелева, Д.Е. Мелехов, АЛ. Ратнер, АР. Лурия, Е.К. Краснушкин, С.И. Консторум, АС. Снесарев, АД. Зурабашвили, М.Э.. Каплинский, С.В. Снежневский, И.М. Зиновьев, Л.И. Лобова, Р.Г. Голодец, Т.И. Гольдовская, А.А Перельман, НЕ. Посвянский, Р.А Ротштейн, Т.А. Невзорова, Г.Е. Сухарева, Т.П. Симеон, Е.Н. Каменева, Е.С. Авербух, С.П. Рончевский, И.Ф. Случевский, Н.Н. Тимофеев, П.Ф. Фрадкин, Д.С. Озерецковский, С.С. Мнухин, А.З. Розенберг, АМ Свядощ, АМ Халецкий, В.Д. Фридман и другие. Сейчас большинства этих выдающихся ученых-психиатров уже нет в живых и это поименное перечисление наша дань «цвету» отечественной психиатрии, нашим Учителям, так много сделавшим в области военной психиатрии

ВОВ поставила перед советскими психиатрами и невропатологами ряд больших и ответственных организационных, лечебных и научных задач.

С первых дней войны психиатры и невропатологи приняли активное участие в работе госпиталей фронта и тыла. Были созданы комплексные нервно-психиатрические, контузионные госпитали и оперативные отделения в лучших психиатрических больницах.

Весь комплекс наук о нервной системе человека, все новейшие достижения морфологии, нейрофизиологии и патологии мозга были направлены к тому, чтобы дать более глубокую трактовку патологических процессов, обусловленных боевой травмой нервной системы и обеспечить высокий уровень диагностики и лечения пострадавших солдат и офицеров.

Опыт изучения нервных и психических расстройств при черепно-мозговых травмах, внечерепных ранениях послужил могучим фактором сближения психиатров, невропатологов и других специалистов соматической медицины.

Обобщение опыта военной психиатрии обеспечило дальнейшую плодотворную разработку научных проблем нашей специальности, формирование новых теоретических и клинических концепций. К сожалению, в 1950 - 1951 годах многие из «военных» психиатров были отнесены к представителям «идеалистической психиатрии», «антипавловской группе», «насаждавшей идеи мозговой патологии, психо-морфологического направления в психиатрии, вирховианства господствовавших в зарубежной буржуазной психиатрии, психосоматику, вайсманско-морганистскую генетику» и т.д. (это было на объединенном заседании расширенного президиума АМН СССР и Пленума правления общества невропатологов и психиатров в октябре 1950 года -«самом мрачном событии в истории Всесоюзного общества»).

Регулярно в 1941 - 1945 годах в журнале «Невропатология и психиатрия» идет информация о конференциях, сессиях невропатологов и психиатров, в том числе специализированных эвакогоспиталей, отчеты обществ невропатологов и психиатров различных регионов страны, помещаются рецензии на научные труды центральных научно-исследовательских институтов.

В 1941 - 1942 годах все конференции и сессии проходят в городах Сибири, Урала, Средней Азии, куда были эвакуированы большинство научно-исследовательских институтов психиатрии и кафедры психиатрии мединститутов Украины, Белоруссии, Москвы, Ленинграда и других городов. На всех этих конференциях и сессиях ведущей проблемой остается военная психиатрия.

С 1944 года в журнале «Невропатология и психиатрия» все чаще становятся вопросы о восстановлении сети психиатрических учреждений в освобожденных областях, бывших в оккупации, об организации учета психиатрически больных и инвалидов ВОВ с нервно-психиатрическими заболеваниями о мероприятиях по скорейшей ликвидации ущерба, нанесенного фашизмом психиатрической службе и особенно детскому населению страны.

Психиатрические учреждения в областях, бывших в оккупации, подверглись почти полному уничтожению. Массовые убийства беспомощных больных, в том числе и детей, расстрелы медицинского персонала, грабеж и уничтожение лечебных учреждений проводились фашистами всюду, где они появлялись.

В Калининской психиатрической больнице было уничтожено 530 больных, причем, предварительно больные подвергались гнусным издевательствам: больных делали мишенями и практиковались на них в меткости стрельбы. Перед отступлением немцы взорвали и сожгли пять больших корпусов, детские ясли, электростанцию и ряд жилых зданий.

В Воронежской области в психиатрической больнице «Орловка» расстреляно свыше 700 человек, в том числе все больные, два врача больницы и 13 раненых красноармейцев. Большая часть больничных корпусов и хозяйственных помещений уничтожены.

В Ставропольской психиатрической больнице при уничтожении больных была применена «душегубка». Таким способом было уничтожено 612 больных, среди которых было много на пути к выздоровлению и даже здоровые, накануне выписки. Больница подверглась полному уничтожению.

Материальный ущерб, причиненный немцами только по психиатрическим больницам республиканского подчинения, составил свыше 70 млн. рублей.

За 1944 год было уже восстановлено 42,1 % действовавшего до войны психиатрического коечного фонда.

Восстанавливаемая сеть нервно-психиатрических учреждений в освобожденных областях преимущественно могла обслуживать те контингенты, которые нуждались в немедленной лечебной помощи. Но задачей психиатрических служб должно быть обязательное сочетание непосредственной лечебной работы с широким развертыванием внебольничной психиатрической помощи с широко развернутой психопрофилактической работой, учета, общего укрепления нервно-психического здоровья населения.

В 1945 году выходит Приказ Наркомздрава по дальнейшему совершенствованию психиатрической службы. Публикуются планы специализации и учебы психиатров на базе центральных НИИ психиатрии, разрабатываются направления перспективного планирования развития психиатрической науки и практики.

В 1950 году А.М. Дубинин был приглашен на работу в НИИ судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

А между тем, в Архангельской области к 1950 году еще не было самостоятельной психиатрической службы: ее отделения оставались в составе первой городской (соматической) больницы и поликлиники.

На очереди встала организация, и даже, в буквальном смысле, строительство самостоятельной Архангельской психиатрической службы со всеми ее подразделениями.

Лукомский И.И. - профессор (1950-1958 гг)С 1950 по 1957 годы кафедрой психиатрии АГМИ заведовал д.м.н. профессор Иосиф Ильич Лукомский (1908 - 1981 г.) - представитель московской психиатрической школы, ученик выдающегося советского психиатра В. А. Гиляровского.

Лукомский И.И. в 1932 году закончил Московский медицинский институт, до 1934 года работал врачом на новостройке «Уралмашстрой». В 1934 году был зачислен в аспирантуру на кафедру психиатрии 2-го Московского института, возглавляемую профессором В. А. Гиляровским. По окончании аспирантуры (1937 г.) был оставлен ассистентом этой кафедры

В первые же месяцы ВОВ (октябрь 1941 г.) И.И. Лукомский в качестве врача Первого Московского партизанского отряда был заброшен во вражеский тыл. В ноябре 1941 года вступил в ряды КПСС. Этот период жизни И.И. Лукомкого описан в документальной повести В. Набатчикова «Особого назначения» М. 1980 г.

С февраля 1942 года был начальником ряда госпиталей, в том числе челюстно-лицевого. После демобилизации в 1946 году стал одним из организаторов института психиатрии АМН СССР, а после его создания - зам. директора по клинической части.

В 1945 году И.И. Лукомский защитил кандидатскую диссертацию: «Психопатология клещевого энцефалита» - в Совете 2-го Московского медицинского института.

В 1949 году им защищена докторская диссертация: «Психические изменения при огнестрельных повреждениях лица» в Ученом Совете ОКМ АМН г. Москва. В ученом звании профессора утвержден в июне 1952 года.

В дальнейшем круг научных интересов И.И. Лукомского был довольно широким: психозы органической и интоксикационной природы, эндогенные психозы, алкоголизм, фармако и психотерапия, патофизиологические основы психических заболеваний. Имел более 80-ти печатных работ, из них - 2 монографии: «Психические изменения при клещевом энцефалите», издательство АМН, Москва 1948 год и «Маниакально-депрессивный психоз (клиника, патогенез, терапия)» М. 1964 год. Материалы докторской диссертации И.И. Лукомского, посвященные психическим изменениям при челюстно-лицевых ранениях использовались я руководствах и учебниках для стоматологических факультетов.

И.И. Лукомский оставил заметный и светлый след в истории психиатрической службы в Архангельской области и кафедры психиатрии АГМИ.

Прежде всего, в период заведования кафедрой психиатрии АГМИ И.И. Лукомским появилась самостоятельная психиатрическая служба в Архангельской области.

Во исполнение приказа Наркомздрава СССР в августе 1950 года вышел приказ Архангельского горздравотдела об открытии психоневрологического диспансера (главврач С.М. Катарин), в следующем, 1951 году - об организации самостоятельной городской психиатрической больницы с диспансером. Но вплоть до 1953 года внебольничное звено продолжало базироваться в единственном кабинете центральной поликлиники.

В 1953 году издается приказ облздравотдела об открытии областной психиатрической больницы с психоневрологическим диспансером. Но только к 1954 году при главном враче П.И. Су№ине на месте бывшего лагеря УВД размещается филиал психиатрической больницы «Старая Жаровиха». Там размещают больных 3-го психиатрического отделения (ул. Суворова, д. 1), а в здании 3-го отделения - психоневрологический диспансер и администрацию больницы.

Работа психоневрологического диспансера (заведующий В.Г. Лобанова) начиналась практически «с чистого листа» необходимо было наладить учет психически больных, участковую работу, амбулаторное лечение, преемственность в работе со стационаром.

В 4-ом одноэтажном корпусе открылось детское психиатрическое отделение на 15 коек (заведующий А.Ф. Верещагина). Коечный фонд вырос до 350 коек, пополнился кадровый состав врачей-психиатров их уже было 25.

В психоневрологическом диспансере был, развернут процедурный и физиотерапевтический кабинеты, проводилось лечение терапевтическим дозами инсулина, оксигенотерапия.

В психиатрических отделения широко применялись активные методы терапии -инсулиношоковая терапия ЭСТ, ас 1955- 1956 годы началось внедрение психофармакотерапии.

В психиатрической службе в 50-е годы еще не были организованы отдельные экспертные подразделения: в судебно-психиатрической экспертизе под председательством профессора И.И. Лукомского участвовали все врачи-психиатры, военно-психиатрическая экспертиза проводилась под председательством военврачей ВВК Переверзева Н.С. и Вольфа М.С.

Заведование кафедрой психиатрии АГМИ профессором И.И. Лукомским совпало с периодом «ломки» традиционных методологических подходов в психиатрической (и не только) науке и практике. Событие тех лет начали справедливо оцениваться лишь в последнее время. (А. Корнетов 1991, Э. А. Костандов 1990, Ю. В.Попов и А.Е Личко, 1991 и др.).

В 1948 году на сессии ВАСХНИЛ была разгромлена советская генетика, прошла волна «борьбы с космополитами в науке».

В 1950 году « по инициативе товарища Сталина была созвана объединенная сессия Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященная проблемам физиологического учения И. П. Павлова» (из доклада А.Г. Иванова-Смоленского).

Основными докладчиками на этой сессии были А.Г. Иванов-Смоленский и К.М. Быков.

Иванов-Смоленский заявил, что «постановкой вопроса о путях дальнейшей разработки научного наследия И.И. Павлова, о своевременности и необходимости критического подхода к создавшемуся здесь положению мы были обязаны Центральному Комитету ВКП(б), великому корифею и знаменосцу передовой советской науки товарищу Сталину».

На сессии были предъявлены обвинения видным физиологам - Л.А. Орбели, П.К. Анохину, И.С. Бериташвили, А.Г. Генецинскому и др. - в извращении Павловского учения.

Иванов-Смоленский заявил также, что «развитие научных идей ИП. Павлова и проникновение его идей в отечественную медицину... встретили упорное сопротивление... Упорно сопротивлялись... Павловскому учению, а порой вели с ним ожесточенную борьбу некоторые невропатологи, а особенно - психиатры».

11-15 октября 1951 года состоялось объединенное заседание расширенного президиума А.М Н. СССС и Пленума правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров.

С докладом «Состояние психиатрии и ее задачи в свете учения И.П. Павлова» - выступили А.В. Снежневский, В.М. Банщиков, О.В. Кербиков, И.В. Стрельчук.

Ю.В. Попов, А.Е. Личко (1991) это заседание в октябре 1951 года называют самым мрачным событием в истории Всесоюзного общества психиатров и невропатологов.

«Длившееся пять дней упомянутое заседание скорее напоминало суд инквизиции. Основной доклад звучал как обвинительное заключение в адрес видных психиатров - М.О. Гуревича, А.С. Шмарьяна, Р.Л. Голанд, В.А. Гиляровского, Г.Е. Сухаревой, Л.Н. Лобовой, М.Я. Серейского, А.Р. Лурия, А.Б. Александровского, Л.Л. Рохлина, Л.М. Розенштейна, В.П. Протопопова и др.». А ведь все это были психиатры так много сделавшие для Родины в годы ВОВ. Их научные концепции, в частности, «мозговая патология», психоморфологическая родились из военно-медицинской практики. Трудно себе представить, как смогли бы оказывать медицинскую помощь при ранениях и травмах мозга, внечерепных ранениях госпитальные невропатологи, психиатры, нейрохирурги и другие специалисты не будь этих научных обобщений и концепций!

«Но на этом заседании все «обвиняемые» признавали свою вину, каялись, отрекались как от ереси, от годами вынашиваемых научных идей, обещали исправиться, исповедовать только учение И.П. Павлова в том виде, как его преподносил А_Г Иванов-Смоленский».

В заключительном слове вице-президента АМН. СССР Н.Н. Жукова-Вережникова было сказано: «Мы должны помнить, что созванная по инициативе товарища Сталина Павловская объединенная сессия ярким светом освещает путь развития всех медицинских специальностей».

Ю.В. Попов и А.Е. Личко (1991) считают, что «суть дела была не столько в намерении отстранить от руководства психиатрией определенных лиц. Тактически эта цель легко была достигнута. Но стратегически использованные приемы нанесли нашей психиатрии тяжелый моральный, а в дальнейшем и не только моральный урон. Незримая черта была перейдена, «грех на душу взят»... это явилось предтечей случаев злоупотребления психиатрией в СССР в более поздний период. И все же важно не просто осудить, но и попытаться понять происходящее...»

В эти годы запредельной идеологизации всех знаний не в моде оказалась и психология: советская психология не имела права переступить за рамки изучения рефлекторной деятельности, запретными были классические труды Юнга., 3. Фрейда, Э. Фромма, Л. Ясперса и др.

Ситуация в советской науке о человеке была достаточно трудной.

В архивах АГМИ содержатся отчеты и планы 50-х годов работы архангельского общества невропатологов и психиатров кафедр неврологии и психиатрии АГМИ (лекции, практические занятия, работа С.Н.К.), в которых отчетливо прослеживается предписываемая «перестройка» науки и практики этих дисциплин на «Павловский лад».

В АГМИ все преподаватели объединялись в группы по изучению трудов И.П Павлова. Руководили этой работой профессора Л.М. Шендерович и И.И. Лукомский.

На кафедру психиатрии впервые в истории АГМИ в 1954 году была выделена субординатура: на кафедре обучались 8 студентов 6 курса с целью воспитания нового поколения психиатров - «психиатров - павловцев»

Ассистент И.Д. Перминова (ныне И.Д. Муратова) была командирована в г. Москву в московский НИИ психиатрии МЗ РСФСР для освоения методик по исследованию в.н.д. (Речедвигательная методика по Иванову-Смоленскому).

На кафедре психиатрии после этого была организована лаборатория в.н.д., которая использовалась и для пед. процесса и для научной работы.

В русле новых предписываемых концептуальных подходов была запланирована и кандидатская диссертация ассистента И.Д. Перминовой: «О роли нейродинамических нарушений в генезе слуховых галлюцинации».

В психиатрических отделениях были выделены палаты для лечения больных с пограничными состояниями сном; профессор И.И. Лукомский и врач В.И. Мишенева широко применяли для лечения этих больных гипноз (по И.П. Павлову использовали в лечебной практике охранительное торможение).

На конференциях и сессиях психиатров в г. Москве и Архангельске профессор И.И Лукомский выступал с докладами: «Учение Павлова и Введенского, как теоретическое обоснование некоторых новых методов лечения психических заболеваний»; «Задачи психиатрической клиники в свете учения И.П. Павлова» и др. В этом же ключе проводился и ряд заседаний СНК, в том числе объединенных - с кафедрой неврологии и физиологии.

Как видно, кафедра психиатрии АГМИ достаточно разумно и прагматично применяла учение И.И. Павлова в психиатрии: были разработаны планы учебы сотрудников АГМА, планы перестройки работы общества психиатров и невропатологов, пед. процесса, работы СНК. Эта «перестройка» отразилась на практической работе врачей, терапии психических заболеваний, научной работе кафедры психиатрии. Однако к чести И.И. Лукомского, он не позволил себе оказаться в плену ортодоксального «Павловского» восприятия своей специальности. Он оставался, прежде всего, профессионалом - психиатром и учил этому архангельских психиатров. И.И. Лукомский отлично понимал, что для психиатра «Павловский подход» является не объяснением, а методом исследования - в противном случае это может оказаться той «словесностью», против которой выступал сам И.П. Павлов. Заставлять врачей-психиатров упражняться в этой совершенно бесполезной «словесности» вредно: они просто перестанут быть клиницистами. Может, быть, поэтому и наши 8 субординаторов - «павловцев», которые разъехались по окончании субординатуры по разным городам, оказались хорошими клиницистами-психиатрами. И при защите, в 1956 году ассистентом И.Д. Перминовой кандидатской диссертации: «О роли нейродинамических нарушений в генезе слуховых галлюцинаций» (научный руководитель профессор И.И. Лукомский) рецензенты отмечали: «В работе используется клинический метод,

лабораторно-экспериментальный (двигательная методика с речевым подкреплением А.Г. Иванова-Смоленского и словесный эксперимент), аудиометрия и исследование функционального состояния органа зрения...

Однако автор, будучи в первую очередь клиницистом, не увлекся «модой», а подчинил клиническому методу все другие методы, в том числе - экспериментальный, во всех его проявлениях».

И.И. Лукомский много консультировал больных (4 раза в неделю), проводил обходы отделений, клинические разборы больных. Регулярно проводились больничные конференции, заседания общества невропатологов и психиатров. Врачи очень серьезно готовились и к консультациям и к заседаниям общества и активно включались в их работу.

Кафедра сотрудничала с рядом кафедр института (нормальная физиология, патфизиология, терапия, неврология, хирургия), с научными учреждениями г. Москвы и Ленинграда: в Архангельске неоднократно организовывались научные конференции совместно с учеными Московского НИИ психиатрии и психоневрологического института им. В.М Бехтерева.

И. И. Лукомский был не только большим ученым, но и блестящим профессионалом -клиницистом, эрудированным высококультурным человеком, Учителем с большой буквы. Его разборы больных, научные сообщения, манера общения с коллегами, «ведения» учеников были незабываемой школой. Традиции клиницизма, заложенные ИИ. Лукомским, живут и по сей день в его учениках и будут жить, пока они живы.

Активно вовлекал И.И. Лукомский в научную работу практических врачей. Научной работой под его руководством занимались В.И. Мишенева, В.И. Жилова, Е.Ф. Павленкова, Н.П. Кислова, Л.М. Климова, В.Л. Мальцева, Н.И. Чуянова и др.

На кафедре психиатрии в эти годы обучались в клинической ординатуре Беляева Е.А. (1950 -1953), Перминова И.Д. (1951 - 1954), Климова Л.М. (1952 - 1955), Кислова Н.П. (1953 - 1956), Судакова Р.Н. (1956 -1958).

На кафедре преподавалась одна дисциплина - психиатрия.

Учебный процесс под руководством И.И. Лукомского приобрел определенную системность и методическую направленность.

Профессор И.И. Лукомский ведёт заседание студенческого кружка.И.И. Лукомский был блестящим лектором и педагогом. На его лекции приходили не только студенты, ассистенты, клинические ординаторы, но и практические врачи. Лекции всегда сопровождались демонстрацией и разборами больных.

Штатный ассистент на кафедре впервые появился в 1954 году (И.Д. Перминова после окончания клинической ординатуры), по совместительству пед. процесс вели врачи Переверзев Н.С. и Мишенева В.И.

С 1955 — 1957 годы И.Й Лукомский был деканом единственного, лечебного факультета АГМИ. Он всегда вел большую общественную работу, много выступал с лекциями перед населением.

С июля 1957 года И.И. Лукомский перешел на работу в Московский НИИ психиатрии МЗ. РСФСР, но до конца своей жизни не порывал связи с кафедрой психиатрии АГМИ и психиатрической службой Архангельской области. Он неоднократно и в последующие годы приезжал на научные конференции в г. Архангельск, оставался научным консультантом докторской диссертации своей ученицы - И. Д. Муратовой.

Работая в МНИИ психиатрии, он был избран членом президиума правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров, участвовал в нескольких международных конгрессах.

Для всех архангельских психиатров, кто знал И.И. Лукомского, он остается Учителем на всю жизнь - они измеряют себя и свой профессионализм - по нему.

В 1957 - 1958 учебном году временно обязанности зав. кафедрой психиатрии АГМИ исполняла ассистент, к.м.н. И.Д. Муратова.

Москети К.В. - доцент (1957-1963 гг)С 1958 - 1963 годы кафедру психиатрии АГМИ возглавлял к.м.н., доцент Москети Константин Викторович (1926 - 1994) - представитель Украинской Харьковско - Одесской психиатрической школы.

Кандидатская диссертация (1957 год) К.В. Москети была посвящена нейрофизиологической трактовке некоторых нервно-психических расстройств (с позиций учения Введенского и И.П. Павлова).

Научные интересы К.В. Москети отличались многоплановостью: клиника органических психозов, эпилепсия, лечение острых психозов и эпилептического статуса, микроэлементы, оксиданты, витамины в патогенезе и лечении различных психических расстройств. Так, в лечении малых эпилептических припадков он использовал АТФ, для купирования эпилептического статуса - марганцовокислый калий в растворе внутривенно, для лечения некоторых острых психозов -хромосмон.

В годы заведования кафедрой психиатрии АГМИ К.В. Москети работал над докторской диссертацией: «Эпилепсия. Клиника, патогенез, лечение». Защитил ее в 1968 году, уже, будучи зав.кафедрой психиатрии Одесского мединститута. Имел 24 печатные работы.

За период его заведования кафедрой психиатрии АГМИ происходил дальнейший рост психиатрической службы Архангельской области: в 1960 году на месте бывшей инфекционной больницы открылся второй филиал областной психиатрической больницы - «Новая Жаровиха»; в 1959 году в приспособленном деревянном здании - психоневрологический диспансер в г. Северодвинске (главврач Веселова МА), а чуть позднее - в г. Котласе; на месте корпусов бывшего лагеря заключенных - в 1961 году открылась областная психиатрическая больница № 2 в поселке Талаги (глав, врач Епифанов Я.С.) - на 300 коек.

Количество психиатрических коек в области выросло до 1200, количество врачей-психиатров до 68.

В 1962 году в АОПБ № 2 было переведено детское отделение, количество детских психиатрических коек было увеличено до 30. В АОПБ № 2 было организовано также наркологическое отделение на 100 коек.

На базе городских психиатрических отделений и диспансера начала функционировать самостоятельная судебно-психиатрическая экспертная группа врачей (Л.Н. Климова, А.В. Варавикова, И.М. Панасевич).

Учебной базой кафедры оставались два городских отделения на 100 коек каждое и психоневрологический диспансер (ул. Суворова, 1).

На кафедре студентам лечебного факультета преподавалась одна дисциплина - психиатрия. Лекционный курс читал доцент К.В. Москети, практические занятия вели штатные ассистенты: к.м.н. И.Д. Муратова и к.м.н. Г.М. Вельская.

Бельская Г.М. на кафедре психиатрии АГМИ работала с 1957 - 1965 годы после окончания аспирантуры на кафедре психиатрии 2-го московского медицинского института (зав. кафедрой -профессор О.В. Кербиков). В 1957 году она защитила кандидатскую диссертацию: «К клинике паранойяльного синдрома». Бельская Г.М. прошла хорошую клиническую школу на кафедре О.В. Кербикова. В работе ассистента проявила себя настоящим профессионалом-психиатром и талантливым педагогом. В 1965 году перешла на работу в Московскую психиатрическую больницу им. Кащенко на должность зам. главврача по экспертизе.

Кафедра психиатрии на этом этапе представляла собой опытный, сложившийся и слаженно работающий коллектив педагогов и клиницистов-психиатров. Сотрудники кафедры выполняли большую лечебную и консультативную работу, проводились клинические конференции, регулярно работало общество невропатологов и психиатров.

Ассистенты И.Д. Муратова и Г.М. Бельская вели плановые научные исследования, обсуждался вопрос о планировании ими докторских диссертаций.

В научную работу вовлекались практические врачи, имелись их совместные публикации с сотрудниками кафедры (Я.С. Епифанов, В.И. Мишенева, Е.Ф. Павленкова, Н.И. Муратов, Н.П. Кислова).

В 1963 году доцент К.В. Москети уехал в г. Одессу, где он заведовал кафедрой психиатрии в Одесском медицинском институте до 1994 году

К.В. Москети многие годы после отъезда из Архангельска с ностальгией вспоминал о кафедре психиатрии АГМИ и архангельских психиатрах.
С 1963 - 1994 годы кафедрой психиатрии АГМИ заведовала профессор Муратова Изида Даниловна - ученица профессора И.И. Лукомского.

И.Д. Муратова родилась 26 мая 1928 года в семье служащих - юриста и учительницы русского языка и литературы. С 1936 года живет в г. Архангельске, в этом же году поступила в первый класс 17 школы. В школе училась хорошо и почти за каждый год получала «похвальную грамоту». Годы формирования личности И.Д. Муратовой - самоактуализации и самотрансценденции (как говорят психологи) совпали с периодом ВОВ: в 1941 году ей было 13 лет, в 1945 - 17 лет. Это были очень трудные годы, но и годы какой-то концентрированной и высокой общенародной духовности, силы и эмпатии. Эти годы во многом определили все то, что есть в И.Д. Муратовой человеческого: нравственный стержень, идеалы, отношение к жизни, людям. И отсутствие в ИД Муратовой «ортодоксальной объективности» - с одной стороны, и высокая требовательность к себе, «жить, отдавая» - с другой: все это тоже идет от времен ВОВ и интуитивной тяги к духовности. Может быть, поэтому И.Д. Муратовой так близко утверждение В. Франкла: «Быть человеком- значит быть направленным не на себя, а на что-то другое».

Со школьных лет у И.Д. Муратовой проявилось «вопросительное отношение к действительности», какой-то «исследовательский зуд»: хотелось все знать «до дна».

Любимым предметом в школе у И.Д. Муратовой была литература. Учителя прочили ей «стезю» литератора, рекомендовали поступать на филологический факультет МГУ. Школу И.Д. Муратова закончила в 1946 году с «Золотой медалью». Случайное стечение обстоятельств привело И.Д. Муратову в АГМИ., как медалистку ее приняли в институт в 1946 году без экзаменов. «Случай» определил ее судьбу.

В институте училась хорошо, со второго курса была сталинской стипендианткой, окончила институт в 1951 году «с отличием».

Нельзя сказать, что И.Д. Муратова с первого курса мечтала стать психиатром.

Любовь к поиску, стремление узнать «откуда есть, все пошло», в чем тайна и суть человека определили интересы И.Д. Муратовой во время учебы в медицинском институте. Сначала это было увлечение философией и биохимией. Увлечение философией понятно: само название науки означает « любовь к мудрости», познанию. Что касается биохимии, то, вероятно, студентке второго курса АГМИ тогда казалось, что это тот уровень познания, который может объяснить все: здоровье и болезнь, жизнь и смерть! И.Д. Муратова так углубилась в эту дисциплину, что на экзамене профессор И.И. Матусис, поставив в зачетку «отлично», сказал: «А Вы знаете, девочка, - вы будете профессором». И на смущенный вопрос студентки: «Почему?" - смеясь, ответил: «Потому, что умеете мыслить».

А на 4 курсе И.Д. Муратова увлеклась неврологией, была старостой студенческого кружка на этой кафедре. Зав. кафедрой неврологии профессор Л.М. Шендеревич видел ее уже невропатологом. И И.Д. Муратовой казалось, что она нашла «свое»... Как же? Только подумать: мозг, и все так мудро в нем, каждая область имеет свое назначение, функцию управления! Все можно объяснить с помощью « мозговых полей». Особенно, если еще привлечь учение И.П. Павлова о в.н.д.

На 5 курсе среди клинических дисциплин появилась психиатрия, ее преподавал профессор И.И. Лукомский. И тут пришло осознание, что И. Д. Муратову влечет не неврологический уровень знаний о мозге, а то, что скрыто за ним, является тайной - человеческая душа, ее боль...

Так через ряд ступеней познания и увлечений: литература, философия, биохимия, неврология, психиатрия - И.Д. Муратова пришла к своему призванию и обрела Учителя на всю жизнь - это профессор И.И. Лукомский. Думается, что и все предшествующие психиатрии «увлечения» не остались бесполезными: они помогли приоткрыть какой-то эвристический клапан в профессиональной судьбе И.Д. Муратовой.

Вообще И.Д. Муратова училась в институте в счастливое время: ее учителями были очень интересные люди, профессионалы высокого уровня, каждый из них - личность, которая остается в памяти. Это профессор И.И. Матусис (кафедра биохимии), Заикина М.Г. (кафедра нормальной физиологии), Вещезеров Н.И. (кафедра патфизиологии), Бассин Ф.Н. (кафедра биологии), Егоров И.Г. (кафедра гистологии), Орлов Г.А. (кафедра хирургии), Близаровский С.И. (кафедра топанатомии), Ведерников В.А. (кафедра кожных болезней), Логинов Г.Г. (кафедра глазных болезней), Миркин А.И. (кафедра терапии), Никитин Д.В. (кафедра инфекционных болезней), Туркельтауб И.С. и др.

В студенческие годы И.Д. Муратова довольно активно занималась общественной работой: староста группы, учебный сектор на курсе, правление НСО, ее даже называли «штатным оратором» Так много, вероятно, она выступала, участвовала в различных мероприятиях.

В 1951 году, по окончании АГМИ, И.Д. Муратову профессор И.И. Лукомский пригласил в клиническую ординатуру на кафедру психиатрии, убедил, что психиатрия - это ее призвание. И он был прав...

Когда-то С.С. Корсаков сказал: «Психиатрия удовлетворяет чрезвычайно многим потребностям человеческого ума». Действительно, профессия психиатра пересекается с важнейшими ценностями жизни и культуры. Психиатрия изо всех медицинских наук наиболее близко ставит нас к вопросам философии, психологии, языкознания, педагогики, искусства и целым рядом других гуманитарных наук, что чрезвычайно способствует расширению эрудиции, культуры, углублению мировоззрения. Здесь собственно и коренится притягательная сила психиатрии. Психиатрия совершенно особый путь познания человека: здесь психика (душа) больного человека познается через психику врача! Вот почему, если ты психиатр по призванию, то просто обязан обладать развитой интуицией и эмпатией. И еще - психиатр всегда должен знать границы своей компетенции, не страдать амбициозностью. Так воспитывал своих учеников профессор И.И. Лукомский.

В клинической ординатуре И. Д. Муратова обучалась в традициях классической клинической психиатрии: прежде всего формирование профессионала - психиатра.

Поэтому И.Д. Муратова всегда работала «в гуще больных»: вела больных в стационаре, приемы в психоневрологическом диспансере, дежурила 2 раза в месяц, консультировала больных в соматических больницах, поликлиниках, участвовала в экспертной работе, обслуживала больных на дому, выезды в районы, области, лагеря заключенных (Пукса, Ерцево) для проведения экспертной и консультативной работы.

В период учебы в клинической ординатуре нагрузка И.Д. Муратовой ни чем по объему не отличалась от врача-ординатора. Конечно, она в эти годы упорно готовила себя и в теоретическом плане: работала в медицинской библиотеке г. Москвы, стажировалась в МНИИ психиатрии МЗ РСФСР, академическом институте психоневрологии им. В.М. Бехтерева.

По окончании клинической ординатуры, с 1954 - 1963 годы - штатный ассистент кафедры психиатрии АГМА.

В 1956 году под руководством профессора И.И. Лукомского защитила кандидатскую диссертацию: «О роли нейродинамических галлюцинаций в генезе слуховых галлюцинаций».

С 1963 - 1994 годы - заведовала кафедрой психиатрии АГМИ.

В 1965 году получила звание доцента.

В 1971 году защитила докторскую диссертацию: «Клиника и течение психозов с синдромом Кандинского-Клерамбо» (научный консультант профессор И.И. Лукомский). В 1973 году получила звание профессора.

Над докторской диссертацией И.Д Муратова работала около 10 лет. Сам выбор темы докторской диссертации вырос из запросов практики психиатрии: дифференциальный диагноз между шизофренией и шизофреноподобными психозами - самая трудная и спорная зона теории и практики психиатрического диагноза. В ходе длительного, многолетнего катамнеза удалось выявить «основу психического автоматизма» при шизофрении и нешизофренических психозах, установить соотношение психических автоматизмов с родственными психопатологическими симптомами, разработать четкие дифференциально-диагностические критерии между ними и адекватные терапевтические подходы. Не случайно на докторскую диссертацию И.Д. Муратовой были получены отзывы «всего цвета» психиатрической науки того времени: Заслуженный деятель науки академик АМН СССР и Грузии профессор А.Д. Зурабашвили; член-корр. АМН СССР профессор А.А. Меграбян; член-корр. АМН СССР, профессор Г.В. Морозов; профессора А.А. Портнов, Т.Ф. Пападопулос, Л.Л. Рохлин, Н.В. Иванов, Б.Д. Фридман, Ф.Ф. Детенгоф, А.М. Халецкий, В.Н. Белоусова, А.К. Ануфриев, Я.И. Чехович.

Диссертационные работы И.Д Муратова выполняла на местной базе и считала необходимым осведомлять о ходе и результатах своей работы коллег-психиатров. Все разделы своей работы она выносила на суд и обсуждения своих коллег-врачей и только потом - в печать. Так она проявляла свое уважение к коллективу врачей, в котором выросла и работала. Это был и путь внедрения результатов работы в практику.

В течение 25 лет до 1990 года И.Д. Муратова была главным внештатным психиатром Архангельского облздравотдела. Награждена значком «Отличник здравоохранения», медалью «За трудовую доблесть», в 1996 году ей присвоено звание «Заслуженный врач Российской Федерации», в 1998 году - почетного доктора АГМА, занесена в книгу почета института.

Основные направления научной работы И.Д. Муратовой - ведущие психопатологические синдромы, взаимоотношения шизофрении и шизофреноподобных психозов, социальные, соматические и возрастные аспекты психических заболеваний, этнопсихиатрия и этнонаркология.

Имеет 99 печатных работ.

И.Д. Муратова явилась инициатором организации здравоохраненческого эксперимента - экспедиционного обслуживания психонаркологических контингентов Ненецкого округа. Работа по изучению особенностей клиники и течения психических заболеваний у малых народностей НАО была начата кафедрой еще в начале 70-х годов. В 1983 году И.Д. Муратовой было разработано «Положение о психонаркологической экспедиции в НАО» и анкета для ориентировочного изучения распространенности психических и наркологических заболеваний в НАО. Внедрение этого метода дало очевидные практические результаты: уточнена распространенность и структура психических заболеваний и алкоголизма в НАО и в том числе - у ненцев.

В этно-психиатрических исследованиях были задействованы сотрудники кафедры и врачи: И.Д. Муратова, П.И. Сидоров, В.М. Колыгин, С.В. Косарев, Т.Г. Григорьева, И.А. Пантелеев, А.Ф. Поливанный, В.В. Медведева, Н.И. Чуянова, Е.Н. Белая, А.В. Парняков, Л.М. Федорова.

Кафедра психиатрии всегда занималась изучением психического здоровья самых значимых в социальном отношении групп населения нашего региона: моряки, строители, лесоразработчики, рабочие гидролизных производств, студенты, учащиеся школ, правонарушители-подростки и т.д.

Сотрудниками кафедры совместно с врачами по материалам научных исследований были разработаны 14 методических и информационных писем областного и республиканского уровня внедрения.

За время заведования кафедрой психиатрии И.Д. Муратовой сотрудниками кафедры были защищены 4 докторских диссертации (И.Д Муратова, А.Ф. Степанов, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев) и 8 кандидатских (А.Ф. Степанов, В.М. Колыгин, ПИ. Сидоров, А.Г. Соловьев, А.Г. Калинин, А.В. Митюхляев, А.В. Парняков, Л.М. Федорова). Два архангельских практических врача-психиатра за это же время также защитили кандидатские диссертации (Л.М. Котлова, В.В. Медведева).

Под непосредственным руководством и при консультировании И.Д. Муратовой защищены: одна докторская диссертация (П.И. Сидоров) и 5 кандидатских (В.М. Колыгин, П.И. Сидоров, Г.М. Микина, Л.С. Латухина, Л.М. Федорова).

До 1994 г под руководством или соруководством сотрудника кафедры психиатрии П.И. Сидорова выполнены 8 кандидатских диссертаций (А.Г. Калинин, Н.С. Ишеков, А.В. Митюхляев, И.А. Никифоров, А.Г. Соловьев, К.А. Шаповалов, А.М. Вязьмин, Н.И. Ишекова) и 4 докторских (Е.И. Кононов, Г.М. Медведев, В.И. Пащенко, А.Г. Соловьев); НИ. Сидоров в соавторстве издал 7 монографий и книг, руководство для врачей «Алкоголизм. Медико-социальные аспекты». М. 1990.

Как видно, на кафедре всегда создавалась благоприятная обстановка для научного и профессионального роста, формирования качественного кадрового резерва. Эта линия проводилась и в лаборантском звене кафедры: за 30 лет заведования кафедрой Муратовой И.Д. на кафедре работало 11 лаборантов, из них 7-закончили или учатся в АГМА, одна - закончила ПТУ. Инициатива, научный поиск, независимые научные контакты и связи всегда поощрялись зав. кафедрой И.Д. Муратовой. И.Д. Муратова никогда не позволяла себе «ревности» и амбициозного вмешательства в самостоятельный научный рост своих сотрудников.

В разные годы И.Д. Муратова была членом проблемной комиссии по акклиматизации, центрального методического совета АГМИ, председателем методического совета по методологии преподавания, научным консультантом НСО, руководителем философского семинара для преподавателей «Философские проблемы медицины», председателем городского общества трезвости, более 10 лет - председателем общества психиатров, активным лектором общества «Знание», участницей многочисленных «Круглых дискуссионных столов», выездных семинаров в области и семинаров для специалистов разного профиля.

Профессора И.Д. Муратову относят к одной из основательниц архангельской научной, клинической и педагогической психиатрической школы.

За 30 лет заведования кафедрой психиатрии АГМИ И.Д. Муратовой прошло не мало «перестроек» психиатрии, в том числе, и в связи с идеологическими поворотами в нашей стране.

К началу 60-х годов постепенно начинает исчезать из лексикона многих психиатров «Павловское учение». Это касается и основного докладчика на объединенном заседании расширенного президиума АМН СССР и пленума правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров в октябре 1951 года - А.В. Снежневского. Оказывается востребованной «забытая» психология.

В марте 1966 года на учебный семинар «Медицинская психология и методика преподавания» в Центральный институт усовершенствования врачей собираются заведующие кафедрами психиатрии. Лекции на семинаре читают ведущие психологи МГУ, нейропсихологи и патопсихологи. Принимается решение о введении в мединститутах лекционного курса медицинской психологии. А с 1987 года в медицинских вузах вводиться медицинская психология и возрастная психология как самостоятельная дисциплина (лекционный курс и практические занятия) на 3 курсах всех факультетов.

В АГМИ открываются новые факультеты - стоматологический и педиатрический. С 1965 года на стоматологическом и с 1984 года на педиатрическом преподается психиатрия с учетом специфики этих факультетов, что потребовало разработки новых учебно-методических комплексов.

В 1976 году наркология выделяется в самостоятельную службу, отделяется от психиатрии, появляется новая специальность психиатр-нарколог, в ОЗО - главный нарколог области.

В Архангельской области в 1977 году открывается наркологический диспансер сначала на ул. Г. Иванова (гл. врач Ревякин Г.Б.), в 1982 передислоцировавшийся на ул. Комсомольскую - 42 (гл. врач Романов). В 1978 году в деревне Окулово открывается наркологический стационар (ст. врач Епифанов Я.С.) - закрыт в 1990 году. Развивается промышленная наркология - на промышленных предприятиях открываются фельдшерские и врачебные наркологические кабинеты и стационары (гидролизный завод, ЛДК, 27 лесозавод, СЛДК). В системе МВД открываются в 1983 году (до 1993 г.) лечебно - трудовые профилактории для принудительного лечения больных алкоголизмом. Всего в области оказалось около 1200 наркологических коек.

В 1981 году (до 1988 г.) на кафедре психиатрии под руководством П.И. Сидорова организовалась исследовательская группа по изучению раннего алкоголизма. Научные исследования по проблеме алкоголизма кафедрой велись в русле союзной программы «Алкоголизм». В указанной исследовательской группе прошли научную школу Ишеков Н.С., Калинин А.Г., Лушев А.Н., Митюхляев А.В. Исследованиями сотрудников кафедры были заложены новые направления в наркологии - подростковая наркология (П.И. Сидоров, А.В. Митюхляев), этнонаркология (И.Д. Муратова, НИ. Сидоров), экологическая наркология (ПИ. Сидоров, А.Г. Соловьев).

С 1986 года на кафедре наркология стала преподаваться отдельным циклом на 5-ых курсах всех факультетов (лекции и практические занятия). С 1988 года кафедра получила новое наименование — кафедра психиатрии, наркологии и медицинской психологии.

В 80-е годы в нашей прессе поднимается волна критики советской психиатрии, обвинения в злоупотреблении психиатрией в политических целях. Особенно жесткую позицию в отношении Всесоюзного общества психиатров и наркологов заняла Американская психиатрическая ассоциация и Всемирная психиатрическая ассоциация.

Американская психиатрическая ассоциация в сентябре 1989 года предложила отказать в повторном принятии Всесоюзного общества психиатров и наркологов СССР в ВПА до тех пор, пока не будут выполнены следующие условия:

1) руководство должно осудить прошлые злоупотребления и предпринять эффективные действия по их предотвращению в будущем и
2) лица, задерживаемые в психиатрических учреждениях по причинам, иным, кроме наличия определенного по DSM - III - R или МКБ - 10 душевного заболевания должны быть освобождены.

В октябре 1989 года на конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации в Афинах был, достигнут компромисс, и после того, как Всесоюзное общество письменно подтвердило историю психиатрических злоупотреблений в немедицинских целях, оно условно было допущено в состав ВПА, с последующей перепроверкой перед принятием окончательного решения. Основанная же в СССР независимая психиатрическая ассоциация во главе с директором Ю. Савенко была безоговорочно принята в ВПА. В октябре 1989 года на конгрессе ВПА в Афинах было сделано следующее официальное заявление от Всесоюзного общества психиатров и наркологов:

1. Всесоюзное общество психиатров и наркологов публично признает, что прежние политические условия в СССР создали обстановку, в которой происходили злоупотребления психиатрией в политических целях.

2. Дела жертв злоупотреблений будут подвергнуты пересмотру в СССР, так же в сотрудничестве с ВПА, для чего комитет по пересмотру срочно приглашается в СССР. Психиатрический учет не будет использоваться против психических больных. В течение последних лет снято с учета около миллиона больных.

3. Всесоюзное общество безоговорочно принимает комитет по пересмотру ВПА как действующий инструмент, единодушно одобренный генеральной ассамблеей ВПА.

4. Всесоюзное общество поддерживает изменения в советском законодательстве с их полным применением в практике психиатрии и лечении и защите прав душевнобольных. В СССР готовиться новое законодательство о психическом здоровье.

5. Всесоюзное общество одобряет просвещенное руководство в профессиональном психиатрическом сообществе в Советском Союзе.

Президент Американской психиатрической ассоциации на конгрессе ВПА в 1990 году заявил: « Злоупотребление психиатрией в политических целях в широких масштабах в Советском Союзе хорошо документировано в течение многих лет рядом организаций во всем мире. Злоупотребление включало насильственное помещение политически инакомыслящих в психиатрические учреждения и принудительное лечение их в качестве наказания. Эластичный советский диагноз «вялотекущая шизофрения» был полезен в этих акциях... Несколько наиболее крупных лидеров советской психиатрии, несомненно, являющихся частью десятилетий истории подобных злоупотреблений, все еще цепляются за власть в советской психиатрии и Всесоюзном обществе... Американская психиатрическая ассоциация... не считает для себя возможным оказывать помощь советской психиатрии, если при этом мы поможем, все еще остающимся старым лидерам, которые возглавляли злоупотребления в психиатрии и даже сейчас продолжают отрицать их.

1) помочь может признание злоупотреблений в прошлом;

2) помочь может смена лидеров, возглавлявших злоупотребления и отрицавших их;

3) помочь могут шаги по предотвращению злоупотреблений в будущем. 

Это включает новые законы, направленные на защиту больных и психиатров.

В ноябре 1991 года в Риме проходит Международная конференция по проблеме «Власть и психическое здоровье». Наша страна была представлена лишь одним участником - директором психоневрологического института им. Бехтерева профессором М.М. Кабановым, который сделал доклад на тему «Социальная структура общества и некоторые проблемы психиатрии» (к вопросу о злоупотреблениях психиатрией).

М.М. Кабанов в своем докладе указывает, что «тоталитарная структура общества в СССР за 74 года проделала определенные этапы в своем развитии, и каждый этап имел свою специфику в отношении общества и власти к психиатрии. Последние десятилетия советская психиатрия стала привлекать все большее и большее внимание карательной функцией. Причем, эта функция не появилась внезапно по чьему - то повелению. Она возникла как бы исподволь, появилась, в частности, в расширенном толковании диагноза шизофрении (пресловутая вялотекущая шизофрения) школой известного советского психиатра А.Н. Снежневского».

М.М. Кабанов в своем докладе не отрицает прямых злоупотреблений психиатрией, когда навешивались ярлыки психиатрических диагнозов на практически здоровых людей. Но такие случаи он считает относительно редкими, гораздо чаще имела место неправильная оценка пограничных состояний в силу господствующих тогда тенденций к расширительной диагностике шизофрении, проявляющейся на фоне своеобразного понимания господствующих тогда стандартных норм социального поведения.

Далее М.М. Кабанов признает, что хотя Всесоюзное общество психиатров в 1989 году было принято в ВПА на определенных условиях, оно крайне медленно выполняет эти условия. Об этом свидетельствует, в частности, отчет об инспекторской поездке в СССР летом 1991 года комиссии ВПА во главе с профессором Берли из Великобритании.

В ноябре 1991 года Президенту Федерации общества психиатров и наркологов профессору А.С. Тиганову было направлено письмо Генерального секретаря исполнительного комитета ВПА профессора Хуана X. Лопеца Гебора: «Всесоюзное общество сделало заявление на Генеральной Ассамблее в 1989 году в Афинах, которое включало 5 пунктов. Некоторые из них еще не выполнены. Поэтому Исполнительный комитет единодушно согласился с тем, что не будет рекомендовано продолжение членства Вашего общества в июне 1993 года, когда намечена следующая Генеральная Ассамблея, пока Вы не предоставите убедительные доказательства того, что все постановления и компромиссы, предложенные Вашей делегацией, Генеральной Ассамблее в Афинах были выполнены, в частности следующие:

- полная реабилитация бывших жертв злоупотреблений;
- устранение стигматизации, связанной с существованием системы учета;
- наличие просвещенного руководства Вашего общества для преодоления последствий злоупотреблений в прошлом, для того, чтобы поставить психиатрию в Вашей стране на уровень, которого она заслуживает, т. е. на уровень мировой психиатрии».

В нашей стране, действительно, не существовало закона регулирующего деятельность психиатрической службы и правовое положение лиц, страдающих психическими расстройствами.

В советское время деятельность психиатрических учреждений регулировалась ведомственными инструкциями Минздрава СССР, которые в печати не публиковались и общественности были не известны. Отсутствие законодательного регулирования и закрытость психиатрических учреждений создавали условия для правового произвола при оказании психиатрической помощи. С этим связаны и обвинения отечественных психиатров в злоупотреблениях.

Только к концу 80-х годов у нас начался перелом в оценке этических и правовых аспектов психиатрии. Так, с 1 марта 1988 года было введено в действие «Положение об условиях и порядке оказания психиатрической помощи», утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР. Хотя указанный документ охватывал недостаточно широкий круг вопросов, связанных с деятельностью психиатрической службы, он все же позволил проверить на практике ряд нововведений, направленных на расширение и защиту прав и законных интересов лиц, страдающих психическими расстройствами, получив данные о необходимости пересмотра некоторых заложенных в него положений и процедур. Опыт работы показал обоснованность и выполнимость основных требований. «Положения», а также достаточную подготовленность сотрудников психиатрических и психоневрологических учреждений к их адекватному применению на практике.

В связи с рядом недостатков, несовершенством "Положения» было принято решение о подготовке нового нормативного акта - закона, регулирующего правовые проблемы психиатрии.

2 июля 1992 года был принят Верховным Советом, а затем подписан Президентом РФ Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Основной смысл Закона состоит в стремлении сделать психиатрическую помощь максимально гуманной и демократичной, по возможности сблизить и даже уравнять ее в правовом отношении с другими видами медицинской помощи.

Закон направлен на решение четырех основных задач:

1) защиту прав и законных интересов граждан при оказании психиатрической помощи от необоснованного вмешательства в их жизнь;

2) защиту лиц, страдающих психическими расстройствами, от необоснованной дискриминации в обществе на основе психиатрического диагноза, а также фактов обращения за психиатрической помощью;

3) защиту общества от возможных опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами;

4) защиту врачей, медицинского персонала и иных специалистов, участвующих в оказании психиатрической помощи, предоставлении им льгот как работникам, действующим в особо опасных, тяжелых условиях труда, а также обеспечение независимости врача -психиатра при принятии решений, связанных с оказанием психиатрической помощи, от возможного влияния третьих лиц, включая представителей администрации и органов управления.

Закон полностью согласуется с «Принципами защиты лиц, страдающих психическими заболеваниями, и улучшения здравоохранения в области психиатрии», принятыми в 1991 году Генеральной Ассамблеей ООН.

В РФ был принят также «Кодекс профессиональной этики психиатра». Все это была часть той программы действий, направленных на реабилитацию отечественной психиатрии в глазах мирового общественного мнения, которая очерчена на VIII Конгрессе Всемирной ассоциации психиатров в Афинах в октябре 1989 года. Как, и в 60-е в начале 90-х годов в психиатрии продолжаются «перестройки», постоянное обновление.

Новые требования предъявляются к принципам организации психиатрической помощи, самим психиатрическим учреждениям (лицензирование, аккредитация), специалистам, занимающимся психиатрической деятельностью (сертификация, лицензия, аттестация), педагогической деятельности в вузе (преподавание психиатрии, наркологии, психологии, сексологии, психотерапии), в психиатрической службе появляется потребность в социальных работниках, патопсихологах, юристах и т. д.

Психиатрическая служба Архангельской области и кафедра психиатрии АГМИ активно включилась в этот процесс. К чести архангельских психиатров в нашей области не отмечалось злоупотребления психиатрией.

В 70-е - начале 90-х годов психиатрическая служба Архангельской области продолжала расширяться и совершенствоваться.

В 1973 году были получены новые площади под Архангельский областной психоневрологический диспансер (ул. Ломоносова, 271), значительно расширился коечный фонд АОПБ № 2 (с 300 изначальных коек до 1200 - 1400 коек в 1975 - 1980 годов.); в 1978 году начинает функционировать наркологическая служба с разветвленной сетью учреждений. В 1983 году была построена современная психиатрическая больница в Талагах на 500 коек, значительно расширилась и дифференцировалась детская и подростковая службы, был назначен главный детский психиатр ОЗО (Н.Г. Корытова). На базе АОПБ № 1 и АОПБ № 2 - открыты отделения неврозов, на базе филиала «Новая Жаровиха» - дневной стационар, 1990 год - на ул. Обводный, 42 - психотерапевтическое отделение с амбулаторным приемом и стационарными койками, работающими по типу дневного стационара. Получили новые типовые здания с лечебно -трудовыми мастерскими и стационаром, психоневрологические диспансеры в городе Северодвинске и Котласе. В 1992 году на базе АОПБ № 2 открыт Региональный судебно -психиатрический центр (директор Гольдфайн В.Г.). Функционировала специализированная психиатрическая ВТЭ (Хилкова К.Н.).

Психиатрическая служба оснастилась аппаратурой для инструментальных исследований (ЭЭГ, РЭГ, эхо - энцефалоскопия и др.), патопсихологическими лабораториями (АОПБ № 1; АОПБ № 2; психоневрологический диспансер).

В 80-е годы при кураторстве Ленинградского психоневрологического НИИ им. В.М. Бехтерева очень активно в психиатрических стационарах внедрялась система реабилитации по М.М. Кабанову. Были выделены работники по реабилитации и трудотерапии. Облик отдалений и больных преобразился в позитивном плане.

В отделениях применялись все виды активной терапии психических заболеваний, ежегодно в лечебную практику внедрялись 4-5 новых препаратов В отделениях неврозов использовались, наряду с медикаментозным лечением, все методы патогенетической психотерапии, НЛП, трансперсональная и телесно ориентированная, позитивная психотерапия.

Во всех районах области были укомплектованы должности психиатров и наркологов. К началу 90-х годов в области имелось около 3000 психиатрических и наркологических коек и 181 врач - психиатр и нарколог.

С 1963 - 1994 годах подготовлены 15 клинических ординаторов, 38 интернов, 14 субординаторов учились на кафедре на хоздоговорной основе.

На кафедре ежегодно проходили специализацию 2-3 врача из области, в год выделялось на психиатрическую и наркологическую службы области от 8 до 16 путевок на специализацию и усовершенствование на центральных базах.

Профессора и доценты кафедры по графику консультировали больных: в среднем от 600 до 850 больных в год.

В больницах под руководством сотрудников кафедры ежемесячно проводились клинические конференции, ежегодно - итоговые семинары и областные конференции с участием ученых г. Москвы и Ленинграда.

На конференциях и семинарах в эти годы в г. Архангельске выступали И.Й. Лукомский, Р.Г. Голодец, Т.Я. Хвиливицкий, Е.С. Авербух, Ю А. Нуллер, М.М. Кабанов, В.К. Мягер, И.Н. Бокий, Б.Д. Карвасарский, Г.В. Зеневич, И.Н. Пятницкая, С.С. Либих, Р.Я. Вовин, АЕ. Личко, В.В. Ковалев, С.П. Воробьев, С.А. Громов, Ю.В. Попов, АУ. Тибилова, С.Б. Семичев, Э.Г. Эйдемиллер, ЛИ. Вассерман, Т.Б Дмитриева, Ю.Ф. Приленский, А.А. Чуркин и др. По плану работало общество психиатров.

Главными врачами с 1963 года до 1994 года были: АОПБ № 1 - Суетин П.И., Кислова Н.П, Пантелеев И.А., Морозов А.В.; зав. Архангельским ПНД - Головин А.Н., Богданов А.Б.; АОПБ № 2 - Епифанов Л.С., Верещагин С.А..

Традиционно коллектив кафедры и администрация базовых лечебных учреждений работали в тесном контакте, при полном взаимопонимании и взаимоуважении.

Клинической базой кафедры до 1990 года были городские психиатрические отделения АОПБ № 1 (Суворова, 1), психоневрологический диспансер, в д. Окулово наркологическое отделение и наркологический диспансер (Комсомольская, 42).

Кафедра с 1973 года на этой базе располагала достаточными учебными площадями. Для педагогического процесса использовались больные (курация, разборы) не только городских отделений, но и филиала «Жаровиха», «Талаги», АОПБ № 1 и АОПБ № 2. Администрация больниц всегда откликалась на запросы кафедры из указанных подразделений на учебную базу доставлялись больные.

С 1990 года, когда городские отделения АОПБ № 1 были снесены, учебный процесс был затруднен: психиатрические базы оказались разбросанными и удаленными от города на 10 -12 км. («Талаги» АОПБ № 1, АОПБ № 2, филиал «Жаровиха»): появились проблемы с транспортом, организацией и оборудованием учебных комнат на новых базах. Наркология стала преподаваться предпочтительно на базе наркологического диспансера. Курс медицинской психологии и возрастной психологии преподавался первоначально на базе отделения неврозов АОПБ № 2, а затем - психотерапевтического отделения АОПБ № 1 (Обводный, 28) и в аудиториях АГМИ.

На кафедре в 80-е - 90-е годы преподавались 5 дисциплин: психиатрия, наркология (с 1986 г.), сексология (до 1992 г.), медицинская и возрастная психология (с 1987 г.), психотерапия - на 2-3-4-5-б-х курсах всех факультетов (лечебный, стоматологический, педиатрический).

На кафедре был разработан полный учебно-методический комплекс, согласно требованиям методического отдела МЗ: рабочие программы для всех дисциплин и факультетов; методические разработки для практических занятий - для студентов и преподавателей; методические разработки для самостоятельной аудиторной и внеаудиторной работы; полные тексты лекций, материалы для программированного контроля и обучения; набор задач по общей и частной психиатрии; тексты для текущего и итогового контроля знаний; внедрялись деловые игры (наркология, психология), курсовые работы; были разработаны формы УИРС и т.д.

Были изготовлены и дополнительные материалы: вопросники по темам занятий, графологические схемы, стандартизованные классификационные схемы, терминологические минимумы, дифференциально-диагностические таблицы сходных психопатологических синдромов, ориентировочные основы диагностики психопатологических расстройств.

В преподавании использовались диапозитивы (собрана была диапотека), диафильмы, кинофильмы, магнитофонные записи и записи на пластинках психопатологических переживаний больных.

Центральное место в педагогическом процессе на кафедре занимала работа студентов с больными. Методические материалы к этому разделу составляли «Схема истории болезни», разработанная кафедрой, и методическая разработка «Курация больных» с эталоном истории болезни.

Работа с больными проводилась по типу «большой курации» - с написанием истории болезни, и «малой курации» - работа с больными по теме занятия «в малых группах» с последующим докладом больного (докладчик-оппонент) и диагностической дискуссией. Особое место в пед. процессе занимал «Музей творчества душевнобольных».

Сотрудники кафедры в музее творчества душевнобольных.«Музей творчества душевнобольных» был создан из коллекции рисунков психически больных И.Д. Муратовой по инициативе и активном участии в 1974 г. П.И. Сидорова. Музей является учебным, но он служит и делу гуманистического воспитания студентов, расширению границ сознания, пробуждению размышления и общекультурных пластов сознания. На занятиях в музее совершено естественно рождались и проблемный, и эвристический, и исследовательский методы обучения. Студенты необыкновенно заинтересованно относились к занятиям в Музее. Рождались дискуссии: «норма и патология в психиатрии», «гениальность и помешательство», «тайны творчества», «безумная мудрость и мудрость безумия», т. д.

«Музей творчества душевнобольных» служил не только студентам АГМИ, в нем бывали на экскурсии студенты ПГУ, абитуриенты, учащиеся художественного училища, журналисты, художники - и всегда уходили из Музея потрясенные и восхищенные, с массой вопросов и размышлений.

На кафедре были стенды по истории кафедры, стенд «Выдающиеся деятели мировой и отечественной психиатрии», «Психиатрия в годы ВОВ». Эти стенды использовались в процессе преподавания также для целей воспитания и познания. Студентов знакомили с историей кафедры, основными направлениями научной работы.

Сотрудники кафедры являлись авторами и соавторами 4 меж кафедральных программ, ряда публикаций по учебно-методической работе, принимали участие в работе ФОН и ОПП, в исследованиях по НОУП - программно-целевое исследование МЗ РСФС «Студент-ВУЗ». Кафедрой выполнены по этой программе два исследования: «Нервно-психическое здоровье студентов медицинского вуза» и «Ориентация студентов в проблеме алкоголизации».

Сотрудники кафедры стремились к постоянному совершенствованию учебного процесса. Учебным ассистентом с 1980 - 1994 годы был доцент В.М. Колыгин. Активно работал на кафедре научный студенческий кружок.

До 1982 года кружком руководила И. Д. Муратова, с 1982 -1994 годы - В.М. Колыгин. СНК работал по плану, заседания проводились 1 раз в месяц. В кружке работало от 18 до 30 студентов разных курсов.

На заседаниях кружка проводились разборы проблемных в диагностическом отношении больных (докладчиками выступали студенты); ставились темы докладов, значимые для теории и практики психиатрии: «Старость больных шизофренией», «Биологические исследования в психиатрии», «Патопсихологические исследования при шизофрении», «ЭЭГ в клинике эпилепсии», «Генетика при алкоголизме», «Семейная шизофрения и семейный алкоголизм», «Алкоголизм и туберкулез», «Девиантное поведение в подростковом возрасте», «Особенности течения родов у матерей - алкоголичек», «Социально-гигиенические аспекты борьбы с алкоголизацией детей», «Творчество душевнобольных», «Психиатрия в годы ВОВ», «Преступления антимедицины».

Студенты работали с больными, по архивным материалам, в кабинетах функциональной диагностики, патопсихологической лаборатории. Заседания кружка проводились совместно с кафедрами нервных болезней, акушерства, гигиены, фтизиатрии, морфологическими кафедрами, кафедрами философии и истории.

Проводились заседания СНК в общежитиях, совместно с ФОП, кружковцы выступали с докладами на межвузовской конференции по общественным наукам.

Студенты включались в научную работу по тематике кафедры. При СНК имелось 4 студенческих исследовательских группы: по изучению подростково-юношеского алкоголизма (Попова Т., Селивановская Л., Зинатулин С.), нервно-психического здоровья моряков (Иванова Е, Калинин А.), нервно-психического здоровья студентов медвуза (Синицкая В., Юнсон В.), особенности психической патологии у коренных жителей Севера (Абакумова Е., Горбань А_, Пантелеев А.).

Кружковцы принимали активное участие в изучении распространенности алкоголизма среди строителей Главархангельскстрой на Двинской лесобазе, в изучении нервно-психического здоровья трудных и плохо упевающих учеников в одной из школ г. Архангельска. Студентом Богдановым А. было проведено катамнестическое изучение больных с синдромом сомнамбулизма. Группа студентов совместно с врачом ЛИ. Водолазовой изучала психические расстройства у вен. больных (на материале закрытого отделения АОПБ № 2).

Ежегодно на итоговые научные конференции НСО кафедра представляла от 4 до 10 докладов исследовательского характера: 9 студентов с докладами выступали в других городах (г. Москва, Ленинград, Целиноград, Одесса и др.). 14 студентов имели печатные работы в соавторстве с сотрудниками кафедры.

Не случайно комиссия, проверяющая работу кафедры еще в 1981 году (переизбрание И.Д. Муратовой) отметила: «Студенческий научный кружок кафедры психиатрии является одним из лучших среди СНК клинических кафедр. Его работа характеризуется:

1) Актуальностью проблематики

2) Широкими научными контактами с другими СНК различных кафедр (истории, гигиены, патанатомии, гистологии, венерологии, акушерства, факультетской терапии, лор-болезней, физики, курса туберкулеза).

3) Многолетними исследованиями многих кружковцев (П. Сидоров, Е. Иванова, Е. Абакумова, В. Синицкая, С.Корельская, Л. Горбань, А. Пантелеев, А. Соловьев и др.).

4) Социальной значимостью исследований.

5) Публикацией результатов исследования».

В последующие годы работа студенческого научного кружка оценивалась неоднократно также положительно.

Особо следует выделить такого кружковца как П. Сидоров. П. Сидоров пришел в СНК кафедры психиатрии с 1-го курса АГМИ, был старостой кружка, с 3-го курса начал активно заниматься научной работой по подростковому алкоголизму, в 1974 году организовал подростковый наркологический кабинет (первый в стране), еще в студенческие годы имел б печатных работ, затем учился в клинической ординатуре, аспирантуре на кафедре психиатрии, защитил кандидатскую, докторскую диссертации, стал профессором, Член-корр. РАМН, заслуженным деятелем науки, а сегодня - Академик РАМН!

Прошли школу СНК кафедры психиатрии и еще ряд научных работников и врачей, защитивших в последующие годы диссертации: Соловьев А.Г., Калинин АГ., Щербаков И.Ф., Ишеков Н.С., Парняков А.В., Ручкин В.В., Резвый Г.Г., Кокорин М.В., Федорова Л.М., Панков МН и др. и большинство архангельских психиатров и администраторов архангельских психиатрических учреждений тоже были членами СНК кафедры психиатрии.

Преподавателями на кафедре с 1963г. по 1994г. были И.Д. Муратова, А.Ф Степанов, В.М. Колыгин, П.И. Сидоров, А.В. Митюхляев, А.Г. Калинин, А.Г. Соловьев, А.В. Парняков, Л.М. Федорова.

Степанов Алексей Федорович 1929 года рождения, в 1963 году поступил в аспирантуру на кафедру психиатрии АГМИ. С 1965 года - ассистент кафедры психиатрии АГМИ.

В 1966 году защитил кандидатскую диссертацию: «Изучение галлюцинаторно-бредовых состояний при церебральном атеросклерозе» (научный руководитель В.М. Банщиков).

В 1974 году А.Ф. Степанов защитил докторскую диссертацию: «Материалы к изучению этиопатогенеза психических нарушений при церебральном атеросклерозе» (научный руководитель - проф. В.М. Банщиков). В 1977 году в соавторстве с В.М. Банщиковым им опубликована монография «Этиология, патогенез нервно-психических расстройств при церебральном атеросклерозе». По теме диссертационных работ имел 16 публикаций.

За годы работы на кафедре психиатрии АГМИ сформировался как зрелый психиатр-клиницист, педагог и научный работник - доктор медицинских наук.

С 1981 года - заведует кафедрой психиатрии в Семипалатинском медицинском институте.

Колыгин Викентий Михайлович 1934 года рождения, в 1966 году с отличием закончил АГМИ, во время учебы в институте был Ленинским стипендиатом.

На кафедру психиатрии в качестве ассистента был направлен по ходатайству ректора АГМИ профессора Н.П. Бычихина в 1968 году - по окончании клинической ординатуры на кафедре нервных болезней.

В 1973 году защитил кандидатскую диссертацию «Неврологическая характеристика профессиональных Холодовых вегетативных нейроваскулитов у рабочих открытых цехов Севера» (научные руководители: профессора Г.А. Орлов и И.Д. Муратова). Имеет 27 печатных работ.

В 1983 году получил звание доцента. До 1994 года был учебным ассистентом. С 1982 - 1994 годы - руководитель СНК на кафедре психиатрии, 13 лет был ответственным секретарем приемной комимссии.2 года, до 1988 года читал лекции по медицинской психологии на лечебном и педиатрическом факультетах, читает выборочные лекции и ведет практические занятия по психиатрии на лечебном, педиатрическом и стоматологическом факультетах (4 -5 курсы).

В.М. Колыгин - врач-психиатр высшей аттестационной категории, с 1980 - 1996 годы -внештатный психиатр горздравотдела, заместитель председателя подкомиссии по присвоению аттестационной категории врачам-психиатрам. Являлся консультантом АОПБ№ 2 (1991-1998 г.) и с 1989 года - консультант АОПБ № 1 (кабинет функциональной диагностики).

Награжден значком «Отличник здравоохранения» СССР.

Сидоров Павел Иванович - сведения о нем будут изложены ниже - в разделе «С 1994 года зав. кафедрой психиатрии - профессор П.И. Сидоров».

Митюхляев Александр Вадимович 1956 года рождения, окончил АГМИ в 1979 году, лечебный факультет. 1979 - 1980 годы учился в интернатуре на кафедре психиатрии. 1980 - 1983 годы работал врачом-психиатром в АОПБ№ 2. С 1983 по 1988 год - младший научный сотрудник исследовательской группы подростковой наркологии при кафедре психиатрии АГМИ.

С ноября 1988 года ассистент кафедры психиатрии наркологии и медицинской психологии. Имеет сертификат врача-психиатра, аттестационной категории нет.

В 1990 году защитил кандидатскую диссертацию: «Клинико-социальные особенности алкоголизма у подростков женского пола» (научные руководители - профессора В.В. Ковалев и П.И. Сидоров). Имеет 14 печатных работ, одно изобретение, соавтор двух методических рекомендаций, монографии П.И. Сидоров, А.В. Митюхляев: «Ранний алкоголизм» Архангельск 1999 год.

Вел практические занятия по наркологии и психиатрии на лечебном, педиатрическом и стоматологическом факультетах.

В 1999 году получил звание доцента, член профкома АГМА. С 2000 года - зав. курсом института психиатрии и психологии.

Калинин Алексей Генрихович 1959 года рождения, закончил в 1982 году лечебный факультет АГМИ. В 1982 - 1983 годах учился в интерна туре, 1983 - 1986 годы - врач судового отдела СЦСКБ им. Н.А. Семашко. 1986 - 1988 годы младший научный сотрудник группы подростковой наркологии на кафедре психиатрии. С 1988 по 1995 год - ассистент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии. Преподавал наркологию и психиатрию. В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию: «Медико-социальные аспекты алкоголизации плавсостава» (научные руководители - профессора Н.П. Бычихин и П.И. Сидоров). Имеет 25 печатных работ, соавтор монографии «Руководство по медицине катастроф», автор одной главы в руководстве по морской медицине, ответственный исполнитель Российско-норвежского проекта «Влияние алкоголя на здоровье населения Европейского Севера», неоднократно принимал участие в Международных симпозиумах и Форумах, член Европейской Ассоциации медицинского образования, Медицинского Совета по алкоголизму (Великобритания).

Закончена докторская диссертация «Современные тенденции алкоголизации плавсостава Северного бассейна» (научный консультант — проф. П.И. Сидоров).

С 1993 года - декан подготовительного факультета АГМИ. Ведет работу практического нарколога - сначала в кооперативе «Надежда», сейчас в Исакогорской поликлинике.

Соловьев Андрей Горгоньевич 1959 года рождения, в 1982 году закончил лечебный факультет АГМИ. 1982 - 1983 годах учился в интернатуре на кафедре психиатрии. В 1984 году работал врачом в Патракеевском психоневрологическом интернате Приморского района, затем психиатром и наркологом в АОПБ№ 1 и наркологическом диспансере.

С 1986 по 1990 год ассистент кафедры судебной медицины. С 1990 года ассистент кафедры психиатрии.

В 1990 году защитил кандидатскую диссертацию: «Патофизиологические судебно-медицинские аспекты острых комбинированных метанольно-этанольных интоксикаций (научные руководители - профессора В.А. Фролов и В.В. Томилин, научный консультант - проф. П.И. Сидоров).

В 1994 году защитил докторскую диссертацию: «Патогенетические особенности висцеральных нарушений при хронической алкогольной интоксикации на экологически неблагоприятном фоне» (научные консультанты - профессора В.А. Фролов, П.И. Сидоров).

В 1995 году присвоено звание профессора.

Соловьев А.Г. является автором более 200 научных статей, соавтором монографии: «Соматические проявления алкоголизма», изобретения «Способ определения обеспеченности организма витамином «В» скринирующих исследованиях», 15 методических рекомендаций и учебно-методических пособий для врачей, социальных работников, 15 рационализаторских предложений.

Под руководством А.Г. Соловьева защищена одна докторская диссертация (Н.С. Ишеков) и 5 кандидатских (И.А. Кирпич, Л.Е. Громова, И.Ф. Щербаков, Г.Б. Дерягин, И.А. Новикова).

На кафедре психиатрии А.Г. Соловьев - ответственный за науку, руководитель СНК с 1994 года, участвует в проведении циклов усовершенствования врачей психиатров-наркологов. Является врачом-психиатром высшей квалификационной категории, член правления Ассоциации врачей-психиатров Архангельской области.

С 1997 года - проректор по международному сотрудничеству АГМА.

Основные направления международной деятельности кафедры:

- двусторонние научные проекты:

1. медико-социальная помощь детям с задержкой интеллектуального развития - с медицинским институтом г. Рованиеми (Финляндия);
2. психолого-педагогическая реабилитация детей групп социального риска - с департаментом специального образования Умеа Университета (Швеция);
3. медико-социальная реабилитация больных психическими заболеваниями в Архангельске - с Ассоциацией помощи психически больным Северной Германии;
4. внедрение метода «открытого диалога» в лечении психически больных - с Тромсе Университетом (Норвегия).

- подготовка диссертационных исследований - под руководством российских зарубежных ученых;

- подготовка совместных статей, методических материалов;

- осуществление научных работ в рамках программы ВОЗ - Синди.

С сентября 2000 года А.Г. Соловьев - заместитель директора по науке института психиатрии и психологии.

Парняков Александр Владимирович 1948 года рождения, до медицинского института закончил Котлаское медицинское училище (фельдшер). В 1977 г. закончил лечебный факультет АГМИ. В 1977 - 1978 годах учился в интернатуре на кафедре психиатрии. С 1978 по 1988 год -заведующий отделением неврозов АОПБ № 2.

С 1988 года - ассистент кафедры психиатрии, провел огромную работу по разработке учебно-методического комплекса и апробации учебных программ по новой дисциплине -психологии на медицинских факультетах АГМИ, а затем - факультете социальной работы и медицинской психологии. Читал лекции и вел практические занятия по клинической психологии, возрастной психологии, сексологии и психотерапии. С 1994 года - учебный доцент кафедры.

В 1997 году - декан вновь открывшегося факультета медицинской психологии.

В 1993 году защитил кандидатскую диссертацию: «Психосоматические взаимоотношения у больных неврозами с различной динамикой заболевания» (научные руководители - профессора Карвасарский Б.Д. и Чуркин А.А.)

Является руководителем двух кандидатских диссертаций (Л.М. Федорова, Г.Г. Резвый). Имеет более 40 печатных работ. В 2000 году в соавторстве с П.И. Сидоровым издает учебник: «Введение в клиническую психологию» (в 2-х томах).

Врач-психиатр высшей аттестационной категории, главный внештатный психотерапевт департамента здравоохранения Архангельской области, консультант областного центра психического здоровья.

С сентября 2000 года зам. директора по учебной работе Института психиатрии и психологии.

Федорова Людмила Михайловна 1952 года рождения, в 1973 году окончила Свердловское музыкальное училище с отличием, в 1992 году закончила лечебный факультет АГМИ.

С сентября 1992 года работала на кафедре психиатрии, наркологии и медицинской психологии старшим лаборантом, вела практические занятия по психологии.

В 1994 году защитила кандидатскую диссертацию: «Популяционные особенности нейроэндокринных взаимоотношений у представителей коренного населения Европейского Севера». (Научные руководители проф. И. Д. Муратова, проф. Т.Н. Иванова, к.м.н. Парняков А.В.). Имеет 24 печатных работы.

С 1995 года - ассистент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии. Имеет 20 научных печатных работ. В 2000г. запланировала докторскую диссертацию. Является соруководителем кандидатской диссертации (ассистент кафедры валеологии Стукова Г.Н.).

В 1990 году прошла стажировку на кафедре медицинской генетики Ленинградского ГИДУВа, обучение на рабочем месте по клинической нейрофизиологии на базе отделения функциональной диагностики АОПБ № 2, в 1991 и 1996 годах, курсы усовершенствования на цикле «Психотерапия» в МАЛО г. Санкт-Петербурга, прошла повышение квалифиации при Московском стоматологическом институте «Методика преподавания» в 1995 году. Имеет сертификат врача-психиатра и психотерапевта. Ведет лечебную работу на базе Архангельского центра психического здоровья (психотерапевтическое отделение) и в г. Северодвинске. Аттестационной категории врача-психиатра не имеет.

За время работы на кафедре освоила преподавание медицинской психологии на лечебном и стоматологическом факультете, общей и возрастной психологии на педиатрическом факультете. Вела преподавание и подготовила учебно-методические разработки на курсах «Практическая психология и психодиагностика» для факультета социальной работы, Методы психологических исследований в клинике» для факультета клинических психологов, «Генетика психических заболеванию), Психогенетика для факультета усовершенствования врачей и факультета клинических психологов.

Состоит членом ученого совета гуманитарных факультетов АГМА и учебно-методического совета факультета клинических психологов.

С 1985 года по совместительству на кафедре работала к.м.н. Медведева В.В. - руководила группой клинических интернов.

Медведева Валерия Вячеславовна 1940 года рождения, окончила АГМИ, лечебный факультет в 1964 году.

С 1964 по 1898 год работала сначала ординатором, а затем с 1984 года - заведующей отделением АОПБ № 1.

В 1979 года защитила кандидатскую диссертацию: «Индуцированные нервно-психические расстройства с синдромом «икоты»». Научный руководитель - профессор Лакосина Н.Д.. Имеет 12 печатных работ.

С 1998 года - ассистент кафедры психиатрии по курсу постдипломного образования: ведет занятия с интернами, клиническими ординаторами, на факультете усовершенствования врачей, а также выборочно читает лекции и ведет практические занятия по психиатрии со студентами V курса педиатрического и стоматологического факультетов.

С 1999 года - доцент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии АГМА.

Врач-психиатр высшей квалификационной категории, член ЛДК АОПБ № 1, член комиссии психиатров по аттестации врачей-психиатров, консультант АОПБ № 1.

В 1996 году выступила с докладом (по теме своей диссертации) на Всемирном конгрессе психиатров в г. Роттердаме, является руководителем группы врачей Баренц-региона по открытому диалогу и семейной терапии.

К концу 1993 года - началу 1994 года на кафедре работали 3 доктора медицинских наук (из них 2 -профессора), 2 доцента и 3 ассистента - кандидаты наук.

В 1994 году И.Д. Муратова передала заведование кафедрой профессору П.И. Сидорову -естественная смена и преемственность поколений.

В заключение рассказа о своей 30-летней «эпохе» заведования кафедрой психиатрии И.Д. Муратова прямой речью «в шутку и всерьез» сказала следующее:

Я родилась 26 мая 1928 года - в год Дракона.

Мой знак Зодиака - Близнецы. По свидетельству астрологов, Близнецы, рожденные с 21 по 31 мая, под влиянием Юпитера - умны, обладают интуицией, склонны к искусствам, бескорыстны.

Мой цветок - роза.

Мое дерево - ясень.

Мой камень - агат и хризопраз.

Я «живу, отдавая,» и считаю, что это правильно и выгодно - отдавая тепло своей души, любовь другому, обогащаешь свою душу, возвышаешься духовно. Высокая духовность - это специфически человеческий защитно-приспособительный механизм, протектор, в том числе, и от нервно-психических расстройств.

Мое хобби, особенно в послеполуденном возрасте (по Юнгу) - размышления о тайнах бытия и небытия, человеческой душе. В ходе размышлений явились «труды» для себя: «Жизнь после жизни с позиции психопатолога», «Психопатологические аспекты литературного творчества», «Жизнь и дух» (о себе для своих), «О тайнах творчества и творчестве душевнобольных» (безумная мудрость и мудрость безумия), «Этногенез и психические заболевания у малых народностей Севера», «Тайны эволюции Вселенной - тайны психики» и др.

По компьютерной версии, «в прошлой жизни» я родилась в 1400 г. и была монахом-философом. Наверное, в моих архетипах есть что-то от Востока. По Н. Пезишкиану, восточная модель приоритетов, в отличие от западной, нацелена, в первую очередь, на контакты между людьми, близкие эмоциональные отношения, поиск смысла жизни. Эти области становятся значимыми, часто в ущерб иным, например, пунктуальности, организованности, бережливости - характерных западных ценностей. Мне это очень близко.

Мое имя - Изида -египетское. Это имя главной богини Египта - символа супружеской верности, материнства и любви.

Ну, как тут не придешь к единственному призванию - призванию психиатра ?!

А если серьезно, то я счастливый человек, потому, что состоялась как личность и как профессионал, всю жизнь прожила в уважении... Осознать это в конце пути очень важно..

С 1994 года кафедрой заведует профессор Павел Иванович Сидоров

П.И. Сидоров - психиатр-нарколог, заслуженный деятель науки Российской Федерации (1997 г.), действительный член РАМП (2000 г.) проректор по научной работе (1990 -1993 гг.), заведующий кафедрой психиатрии и психологии (с 1994 г.), ректор АГМИ-АГМА (с 1993 г.) П.И. Сидоров известный в стране и за рубежом специалист в области наркологии и этнопсихиатрии с широким диапазоном научных интересов. Впервые в стране организовал подростковый наркологический кабинет, ставший начальным звеном современной подростковой наркологической службы. Создал новые оригинальные методы лечения больных, страдающих алкоголизмом, табакокурением, наркоманией, избыточным весом. Основатель научной школы по экологии человека и наркологии, организатор науки и здравоохранения. (Крупный общественный деятель. Депутат областного Собрания депутатов по избирательному округу № 5 г. Архангельска.

Родился 13 марта 1953 г. в г. Архангельске в семье преподавателей АЛТИ. Его отец, Иван Иванович, родом из Холмогорского района; мать, Любовь Александровна, - из Устьянского района. Учился в средней общеобразовательной школе № 19 г. Архангельска, одновременно - в музыкальной школе №1 по классу баяна у преподавателя А.И. Харюкова. Окончил ДЮСШ -отделение игры по баскетболу. Увлекался историей и краеведением. В 1968 г. восьмиклассник П. Сидоров окончил курсы экскурсоводов при Архангельском бюро путешествий и экскурсий. В следующем году прошел практику в качестве стажера на остров Мудьюг под руководством студента исторического факультета Архангельского пединститута Владимира Булатова. Работал (с 1969 г.) экскурсоводом по городу, на о. Мудьюг, в Беломорских круизах (г. Архангельск, Соловецкие острова, Немецкие кузова, г. Мурманск), руководителем туристических групп по странам Балтики, Золотому кольцу, Крыму, Кавказу, соц. странам. В последствии (в 1975 г.) написал книгу «Остров смерти» о Мудьюжской каторжной тюрьме, предисловие к которой написал последний выживший каторжанин М.А. Кузнецов. Более 30 лет Павел Иванович собирает краеведческую литературу. Знает историю большинства старинных зданий г. Архангельска. Для гостей АГМА он и теперь проводит экскурсии по городу. Однако еще в 8-м классе П.И Сидоров решил стать психиатром.

В то время, когда П.И. Сидоров поступил на лечебный факультет АГМИ (1970 г.), психиатрия изучалась только на 5-м курсе. Тогда первокурсник Сидоров прошел обучение по этому предмету вольнослушателем. Занимался в психиатрическом студенческом научном кружке, где был избран старостой. По словам Павла Ивановича, уже в то время он понимал, что «психические болезни - это единственный класс заболеваний, о природе и причинах которых и тогда, и сегодня почти ничего не известно... силы надо вкладывать в те области знаний, где вопросов больше, чем ответов».

Тема научной работы «Подростковая наркология», предложенная на кафедре психиатрии, «захватила» 17-летнего юношу. Правда, в то время, многие считали ее неактуальной и относились к ней настороженно. И если бы зав. кафедрой психиатрии, профессор И.Д. Муратова и ректор института, профессор Н.П. Бычихин не поддержали ее, то П. Сидорову пришлось бы брать другую тему для дальнейшей научной работы. Результаты своих изысканий начинающий исследователь изложил в докладе «Формирование алкогольных установок у несовершеннолетних». В нем нашли отражение уже наметившиеся новые пути борьбы с опасным социальным злом. Благодаря вниманию ректората АГМИ, общественных организаций, руководителей города и области к работе студента 4-го курса П. Сидорова и ее поддержке, на базе кафедр психиатрии и общей гигиены в г. Архангельске в 1974 г. был открыт первый в стране подростковой наркологический кабинет. Теперь этот кабинет функционирует в структуре областного наркологического диспансера. В 1984 г. такие кабинеты были открыты во всех областных центрах страны. За работу по профилактике отклоняющегося поведения подростков П.И. Сидоров награжден знаком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле».

В студенческие годы (1970 - 1976 гг.) ПИ. Сидоров участвовал в конкурсных вечерах своего курса как сценарист, режиссер, актер (лучшая роль - Остап Бендер в конкурсной постановке 3-го курса). Всегда занимал только 1-ые места. Был заместителем председателя областной федерации по бадминтону.

В 1976 -1989 гг. работал председателем Архангельского совета молодых ученых и исполнял обязанности члена бюро ОК ВЛКСМ. За участие в работе ХП Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве отмечен медалью «За трудовое отличие» (1986 г.).

К окончанию института П.И. Сидоров собрал большой материал по своей теме в результате обследования школьников г. Архангельска, г. Ленинграда, г. Инты. Выступил на всесоюзных научных конференциях. Опубликовал 8 научных работ. Поэтому не случайно по распределению был оставлен в клинической ординатуре на кафедре психиатрии. Свою научную работу он продолжил под руководством зав. кафедрой, профессора И. Д. Муратовой.

В 1977 г. в Северо-Западном книжном издательстве вышли методические рекомендации «Антиалкогольное воспитание в школе», составленные профессором И.Д. Муратовой и ординатором П.И. Сидоровым. За разработку системы антиалкогольного воспитания несовершеннолетних в том же году Павел Иванович был удостоен премии им. М.В. Ломоносова Архангельской областной комсомольской организации.

После окончания ординатуры в 1978 г. П.И. Сидоров поступил в аспирантуру при той же кафедре психиатрии. К тому времени (за 8 лет) он накопил большой материал по теме своих исследований, что позволило ему в короткий срок подготовить (под руководством профессора И.Д Муратовой) и защитить кандидатскую диссертацию «Клинико-социальные аспекты алкоголизации и алкоголизма в подростковом и юношеском возрасте». В 1979 г. 26-летнему П.И. Сидорову присудили ученую степень кандидата медицинских наук.

В 80-е годы Павел Иванович занимался большой общественной работой, будучи председателем Архангельского областного Совета молодых ученых и специалистов.

Окончив аспирантуру, П.И. Сидоров становится преподавателем кафедры психиатрии -ассистент, профессор; с 1994 г. - зав. кафедрой. Лекции и практические занятия Павла Ивановича высоко оцениваются студентами. Так, по итогам анкетирования «Преподаватель глазами студентов» в 1988 г. им получен максимально возможный средний балл 9.0.

Исходя из принципа «не браться за новое дело, не доведя начатое до конца», П.И. Сидоров выполнил докторскую диссертацию «Патогенез алкоголизма у подростков и организация ранней профилактики в условиях Европейского Севера» на материале своего контингента, своих подопечных, судьбы которых он отслеживал 7 лет после защиты кандидатской диссертации. Защита докторской диссертации состоялась в Ленинградском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева в 1986 г. До ее защиты в 1984 г. в издательстве Московского университета вышла его первая тогда монография по проблемам подросткового алкоголизма, которую Павел Иванович посвятил своему Учителю - Изиде Даниловне Муратовой.

П.И. Сидоров - автор более 500 публикаций, в т.ч. 18 монографий (из них 3 изданы за рубежом), 7 руководств, одного учебника, 7 научно-популярных книг, 6 патентов на изобретение, более 140 журнальных статей (из них 25 опубликованы за рубежом).

Вышедшая в 1986 г. монография Б.С. Братуса и П.И. Сидорова "Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма" (М., изд-во МГУ, 1984 г.) отмечена дипломом Минздрава РСФСР, как лучшая работа на республиканском конкурсе научных работ. В предисловии к руководству для врачей «Алкоголизм», написанному академиком Ю.П. Лисицыным и профессором П.И. Сидоровым (оно вышло в свет в 1990 г. в издательстве «Медицина»), министр здравоохранения РСФСР А.И. Потапов оценил это издание как фундаментальную работу, а профессора П.И. Сидорова - как одного из ведущих специалистов страны в области наркологии.

В марте 1997 г., в канун дня рождения П.И. Сидорова (13 марта ему исполнилось 44 года), вышла в свет в Санкт-Петербурге (в соавторстве с доктором философских наук, профессором В.Т. Ганжиным) его монография «Руководство по самоменеджменту. Экология деловой судьбы». В предисловии к ней президент и академик РАМН В. Покровский пишет: «Книга замечательная... В ней совмещаются социальные, медицинские, психологические и философские аспекты управления... Книга ценна своим зрелым и весьма привлекательным концептуальным подходом, сила книги состоит в ее технологичности и практичности». Главный врач Архангельского онкодиспансера Т.С. Подьякова так о ней отозвалась: «... была поражена совершенно беспрецедентной книгой П. Сидорова. Бесспорно, что это мировой интеллектуальный уровень. Замечательная работа, превосходит множество переведенных книг по менеджменту по органичности совмещенных различных аспектов управления. Она вовлекает каждого в процесс овладения собственным жизненным опытом, будет хорошим пособием в деле самопознания и самовоспитания, укрепления здоровья, налаживания собственного бизнеса. Павел Иванович поднимается по лестнице успеха на колесе фортуны, радуя нас непредсказуемыми шедеврами».

Двухтомник «Введение в клиническую психологию» (П.И. Сидоров и А.В. Парняков), вышедший в 2000 г. в издательстве «Академический проект» (г. Москва), в Минздраве России получил статус учебника для студентов мед. вузов.

Под руководством профессора П.И. Сидорова выполнены и защищены 18 кандидатских и 22 докторские диссертации.

В 1990-1993 гг. П.И. Сидоров работал в должности проректора по научной работе. Своими основными задачами он считал поиск и реализацию новых механизмов и невостребованных ресурсов активизации науки. Под его руководством в построении научной работы осуществлялся программно-целевой подход в планировании. Вместо 90 разрозненных тем НИР были утверждены на 1991-1995 гг. 6 целевых программ. Каждая из них представляла максимальное объединение ресурсов заинтересованных кафедр, интеграцию вузов Архангельска, установление партнерских отношений с ведущими научными центрами страны. В целях реализации межведомственной региональной интеграции науки по инициативе П.И. Сидорова был создан в АГМА первый в России докторский диссертационный совет по новой специальности «безопасность, защита, спасение и жизнеобеспечение населения в чрезвычайных ситуациях». Открыта Центральная научно-исследовательская лаборатория, на которую возложена задача привлечь методологии фундаментальных наук к решению региональных медицинских проблем. Развивались международные контакты (доклады на международных конгрессах, студенческие конференции, стажировки, циклы усовершенствования специалистов, циклы лекций и др.). Созданы Редакционно-издательский совет (для упорядочения издательской деятельности) и Отдел по международным связям. В 1994 г. по инициативе НИ. Сидорова был организован выпуск научно-публицистического журнала «Экология человека». По словам Павла Ивановича, «журнал «Экология человека»- это лицо Архангельска на рынке российской медицинской науки».

В 1993 г. профессор П.И. Сидоров был избран ректором Архангельского государственного медицинского института. В период его руководства Архангельский медицинский институт повысил свой статус - был преобразован в медицинскую академию, которая входит в десятку ведущих российских медицинских вузов (рейтинг 1998 г.). В АГМА открылись новые факультеты и кафедры, увеличилось количество докторов медицинских наук и профессоров. На базе факультета социальных работников организован Международный социальный колледж. Архангельск стал «медицинской столицей» Европейского Севера России, где открыт Северный научный центр РАМП. В АГМА внедрена современная компьютерная библиотечная система «Медлайн», позволяющая студентам, преподавателям и практическим врачам получать доступ ко леем известным в мире медицинским публикациям. Организована совместно с департаментом здравоохранения администрации Архангельской области на базе областной клинической больницы первая на Севере телемедицинская студия, позволяющая консультировать больных на огромных расстояниях от больницы, читать лекции норвежским коллегам и «принимать» их семинары.

7 апреля 1995 г. на сессии общего собрания российской академии медицинских наук ректор АГМА, профессор П.И. Сидоров первым из российских ученых был избран членом-корреспондентом РАМН по специальности «экология человека». Об этом событии газета «Медик Севера» (от 19 апреля 1995 г.) сообщала: «Это первый прецедент избрания в РАМН представителя науки Севера России, хотя в академию избирались бывший выпускник мединститута Н.М. Амосов и бывший преподаватель С.Н. Федоров. Специальность «экология человека» впервые введена в РАМН. И это произошло благодаря усилиям архангельских ученых: здесь стал выходить первый в России академический журнал «Экология человека», стал работать единственный в стране докторский совет по экологической безопасности, АГМА стала первым вузом России, где начали преподавать студентам медицинскую экологию. Все это и плюс научный потенциал профессора ПИ. Сидорова послужили тому, что из девяти претендентов на вакансию члена-корреспондента академии был избран «архангельский мужик». Павлу Ивановичу 42 года. Он самый молодой ректор мед. вузов России, а сегодня и самый молодой член-корреспондент РАМН». НИ. Сидоров также является действительным членом академии естественных наук, академии социальных наук, экологической академии наук, международной академии наук, академии наук высшей школы (член президиума), Нью-Йоркской академии наук.

П.И. Сидоров - активный организатор и заместитель председателя президиума Северо-Западного отделения РАМН, директор Северного научного центра РАМН.

В кризисной экономической ситуации Архангельский медицинский вуз сохранился как уникальный, единственный центр медицинского образования на Севере. Когда встал вопрос о возможном переводе архангельских вузов на местный бюджет, руководство мед академии во главе с П.И. Сидоровым, стремясь сохранить уже сложившуюся систему медицинского образования, обеспечивающего кадрами учреждения здравоохранения не только Архангельской, но и соседних областей, в поисках выхода из создавшейся ситуации пошло своим путем. И достигло цели. АГМА признана базовым федеральным центром медицинского образования на Европейском Севере России. В содружестве с мед академией работает и медицинский факультет Петрозаводского университета. Она оказывает помощь медицинскому институту при Сыктывкарском университете.

Руководство АГМА во главе с П.И. Сидоровым, исходя из того, что в настоящее время интегральные антикризисные стратегии должны пронизывать деятельность всех научных и образовательных структур, выработало программу их реализации на нескольких уровнях в зависимости от источников финансирования - на международном, федеральном, областном, муниципальном, вузовском.

С 1994 г. профессор П.И. Сидоров заведует кафедрой психиатрии и психологии Научные исследования сотрудников кафедры охватывают, практически, все сферы деятельности «большой» и «малой» психиатрии, психотерапии, наркологии и медицинской психологии. Так, традиционным для них является выполнение диссертационных работ на темы из области социальной психиатрии и наркологии. Исследования проводятся на материале обследований пациентов не только взрослого возраста, но и подросткового периода.

Творчески развивая теоретические концепции санологии и валеологии, профессор НИ. Сидоров разработал и внедрил в практику лечебно-профилактической помощи саногенетическую терапию, включающую методы и способы адаптивного биоуправления, в результате чего происходит дестабилизация устойчивого патологического состояния, активизация резервов организма и личности в целом.

Ряд научно-исследовательских работ сотрудников возглавляемой им кафедры посвящен вопросам изменения психической деятельности человека в экстремальных условиях. Исследования ведутся на материале обследований участников боевых действий в «горячих точках» (в Афганистане, Чечне), сотрудников специальных подразделений правоохранительных органов (М.Ф. Лукманов), а также людей, работающих в экстремально-вахтовом режиме (Н.Н. Симонова). Изменения, происходящие в обществе в последние годы, отразились и на выборе новых аспектов научной тематики, повышенной значимости внедрения адекватных научно обоснованных методов лечебно-диагностической деятельности в практическое здравоохранение. В связи с этим заслуживают особого внимания разработка методик позитивной психотерапии в жизнеобеспечении терминальных онкологических больных на базе Архангельского хосписа (М.Н. Панков), применение арттерапии в лечении детей (В.А. Миткевич) и телесно-ориентированной и трансперсональной голотропной психотерапии при работе с пациентами пожилого возраста с пограничной нервно-психической патологией (А.Г. Соловьев, Е.Г. Щукина).

Сотрудниками кафедры проводятся исследования соматогенеза наркологических заболеваний, направленные на разработку профилактики поражения жизненно важных органов и систем в процессе их развития и медикаментозного лечения (Н.С. Ишеков, Н.И. Ишекова).

П.И. Сидоров - один из создателей этнопсихиатрии. В большом цикле работ им показана специфика психического здоровья ненцев, отсутствие у них эффективной этанолокисляющей системы. Им разработана концепция этноэкологических парков как новой технологии реабилитации малочисленных народностей Севера.

Под его руководством на кафедре проведена большая работа по проблемам этнопсихиатрии и этнонаркологии (в частности, изучались психические расстройства у национальных меньшинств, проживающих в Ненецком автономном округе). Исследуются транскультурные аспекты наркологических заболеваний на Севере России и в Норвегии (А.Г. Калинин); индуцированные нервно-психические расстройства у северян в относительно изолированных поселениях Архангельской области (В.В. Медведева); актуальные медико-социальные аспекты подросткового алкоголизма (И.А. Никифоров, А.В Митюхляев).

Исследования проводятся в русле нового научного направления - экологической наркологии ЩИ. Сидоров, А.Г. Соловьев). В частности, изучаются эпидемиологические и психологические проблемы алкоголизации плавсостава Северного региона (А.Г. Калинин), развиваются идеи биологической наркологии (П.И. Сидоров, И.Ф. Щербаков, И. А. Кирпич).

Расширение на Европейском Севере психосоциальной помощи детям с задержкой интеллектуального развития потребовало научно-методического обоснования проводимых медико-социальных мероприятий, что обусловило необходимость интеграции научно-исследовательской работы сотрудников кафедры в этом направлении. Учитывая опыт коллег из скандинавских стран, исследования проводятся с учетом современных европейских подходов к диагностике, лечению и реабилитации маленьких пациентов.

Все шире становятся международные связи кафедры - при выполнении научных исследований, при проведении научно-практических конференций и семинаров по вопросам психиатрии и наркологии в АГМА и открытых на ее базе структурных подразделений Северного научного центра РАМН, что позволило не только интегрироваться в интернациональные научные проекты, но и открыть в Архангельске Российско-немецкий центр позитивной психотерапии, Российско-американский центр программ травматического стресса, а также региональные центры - Международная программа профилактики инфекционных заболеваний (СГМИ) и Российская ассоциация общественного здоровья.

Большое внимание уделяется на кафедре внедрению научных достижений в процессе подготовки студентов всех факультетов, руководству научным студенческим кружком.

Силами сотрудников кафедры была создана и активно функционирует психологическая служба, известная далеко за пределами мед академии. В настоящее время решается вопрос о расширении сферы ее деятельности по осуществлению психологической помощи студентам всех высших учебных заведений и учащимся средних учебных заведений г. Архангельска.

Ближайшие перспективы работы кафедры под руководством профессора П.И. Сидорова связаны с развитием новых учебных дисциплин на факультете социальной работы и на психологическом факультете АГМА, а также с расширением направлений научно-исследовательской деятельности сотрудников и студентов с целью повышения эффективности лечебно-реабилитационных мероприятий и профилактики психического здоровья северян.

Профессор П.И. Сидоров - член Президиума правления Российского общества психиатров, главный редактор журнала «Экология человека» (учредители РАМН и РАН), член редколлегии журналов «Обозрение психиатрии и медицинской психологии», «Позитум», «Новости медицины и фармации». Советник Европейского регионального бюро ВОЗ и член научного Совета ВОЗ по транскультуральной психиатрии. Он также является членом Всемирной федерации психического здоровья, Всемирной ассоциации социальной психиатрии, Европейской ассоциации психиатров, Всемирной ассоциации приполярной медицины. Основатель (1989 г.) и сопредседатель Соловецкого общественно-политического форума, выпустившего 10 сборников трудов по социально-психологическим проблемам общественного здоровья и социальных недугов. В 1990 -1993 гг. был вице-президентом Международной лиги трезвости и здоровья. По результатам научной работы в 1991 году включен Российской ассоциацией наркологов в десятку лучших наркологов года. С 1998 года - председатель Комитета по науке и высшей школе Северо-Западной парламентской ассоциации, член административного Совета при мэре г Архангельска.

В 1997 году член-корреспондент РАМН, профессор П.И. Сидоров за заслуги перед отечественной медицинской наукой удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

Профессор П.И. Сидоров успешно совмещает в мед академии выполнение двух разных функций - ректора и ученого. В беседе с журналистом А. Сухановым Павел Иванович говорил: «С появлением административных обязанностей я вынужден большую часть времени тратить на них. Но в то же время моя роль в науке теперь связана с тем, что я руковожу кандидатскими и докторскими диссертациями. Уже более часто как соавтор участвую в написании тех или иных статей или книг. То есть произошло перераспределение, и у меня остаются только некие стратегические рычаги влияния и выбор принципиальных направлений развития. Речь чаще идет о формировании региональных и федеральных научных программ и проектов, в которые вовлечены большие коллективы ученых. То есть изменились уровень обобщения и фронт организации работы в моей сегодняшней административной роли».

П.И. Сидоров - активный сторонник рыночных реформ с усилением их социальной направленности.

С 1996 года П.И. Сидоров - депутат областного Собрания депутатов по избирательному округу № 5 г. Архангельска. Он работает председателем комиссии по общественному здоровью, науке и высшей школе. По словам Павла Ивановича, его приход в «областную политику» был продиктован стремлением «повысить внимание региональных властей к проблемам здравоохранения, науки и высшей школы». Как депутат, он работает в тесном контакте с руководством своего избирательного округа. С главой администрации Ломоносовского округа А.И. Некрасовым им определены приоритеты и план совместной работы. Избирательный округ № 5 стал базой для социальной и медицинской практики студентов и выпускников АГМА. Здесь, прежде всего, проводятся декады инвалидов и ветеранов, разнообразные месячники борьбы с различными социальными недугами. У П.И Сидорова сложилась система работы с населением округа - прием избирателей, социально-психологические консультации, оказание психотерапевтической помощи в сложных жизненных ситуациях по телефону доверия, его психотерапевтические сеансы на базе железнодорожной поликлиники (бесплатно) и т.д.

Основные черты личности Павла Ивановича - высокая культура и организованность, ответственность и целеустремленность, настойчивость, упорство и обязательность. Благодаря этому им достигнуты большие успехи во всех направлениях деятельности. Его жизненное кредо состоит в том, чтобы «получать от работы удовлетворение и удовольствие».

Ученый с мировой известностью, высококвалифицированный врач и талантливый педагог, крупный общественный деятель, ректор АГМА, действительный член РАМН (с 2000 г.), профессор П.И. Сидоров вносит большой вклад в научную и практическую медицину, подготовку медицинских кадров и развитие здравоохранения на Европейском Севере. Павел Иванович Сидоров полон сил, энергии, творческих планов. Он успешно продолжает научную, педагогическую и общественную деятельность. Будущее ему видится в спокойной и уверенной работе в коллективе, характеризующемся идеологией и психологией оптимизма, знающем себе цену и достойно реализующем профессиональные возможности в современном мире.

В годы заведования кафедрой психиатрии, наркологии и медицинской психологии П.И. Сидоровым преподавали на лечебном, педиатрическом, стоматологическом и социальном факультетах, факультетах медицинской психологии и медицинского менеджмента: профессора: П.И. Сидоров, И.Д Муратова, А.Г. Соловьев; доценты: В.М. Колыгин, А.В. Парняков, А.В. Митюхляев, В.В. Медведева, Л.В. Згонникова, Е.Г. Щукина; ассистенты: Т.А. Голдобина, Е.Л. Задорина, Т.Е. Вислых, В.Н. Марченко, В.А. Миткевич, Л.М. Федорова, В.А. Хрущева, Л.Н. Селивановская, Г.Г. Резвый, М.Н. Панков, В.Н. Кузнецов; старшие лаборанты: А.А. Бронникова, Ю.В. Преснова. 

В течение 65 лет психиатрическая школа самого северного медицинского вуза России прошла путь от небольшой кафедры до института психологии и психиатрии Северного государственного медицинского университета (СГМУ). 

Планомерное расширение научно-образовательной деятельности института способствовало формированию междисциплинарных целевых научных программ, охватывающих как традиционные сферы деятельности архангельских ученых-психиатров, так и перспективные направления работы, связанные с появлением новых факультетов (клинической психологии, социальной роботы, медицинского менеджмента и медицинских сестер с высшим образованием, экологии и др.) и соответствующих специальностей, а также внедрением современных технологий повышения эффективности подготовки кадров высшей квалификации. 

В настоящее время институт и его клинические базы представляют собой единый научно-образовательно-производственный комплекс, в структуре которого создано двенадцать курсов и подразделений для студентов всех медицинских и части парамедицинских специальностей, а также курсантов факультета последипломного обучения: психиатрии, наркологии и токсикологии, психотерапии и психосоматики, возрастной и общей клинической психологии, клинической психодиагностики, пато- и нейропсихологии, педагогики и психологии, последипломного образования врачей и психологов, психологии и педагогики высшей школы, психологическая служба с телефоном доверия, музей творчества душевнобольных, арттеропевтическая клиника. 

Клиническими базами института являются как стационарные и амбулаторные лечебные учреждения системы здравоохранения, так и различные учреждения в структуре социальной сферы Архангельска. На протяжении многих лет преподавание основных образовательных дисциплин осуществляют ведущие психиатры и психотерапевты Европейского Севера - заслуженный врач РФ профессор И.Д. Муратова, заслуженный врач РФ доцент В.В. Медведева, доцент А.В. Парняков и другие. В институте постоянно проходят стажировку клинические интерны и ординаторы, осуществляются сертификационные циклы и курсы повышения квалификации врачей и психологов.

(Использованы лекция профессора Муратовой И.Д., статьи из журнала "Экология человека")